NFT как новый класс виртуальных активов-2

NFT как новый класс виртуальных активов: первый взгляд (часть вторая)

23.10.2020 ForkLog

ForkLog публикует цикл статей Дмитрия Бондаря о невзаимозаменяемых токенах (non-fungible tokens, NFT) как новом классе виртуальных активов. Первая статья знакомит с рынком NFT, вторая о глубоком родстве криптовалют и предметов коллекционирования, третья о перспективах NFT.

Рынок NFT 2019

По данным Nonfungible, в 2019 году, по сравнению с 2018 годом, оборот NFT в долларовом выражении упал на 4% ($152,8 млн против $159,3 млн). При этом активных адресов стало больше на 1% (113 287 против 111 640), капитализация рынка NFT выросла на 16,81% ($210,5 млн против $180,2 млн), а доля NFT, участвовавших в обороте, практически не изменилась (12,39% против 12,30%).

Интересно, что большой оборот или капитализация не обязательно сопровождаются большим и крепким коммьюнити пользователей. В лидерах по обороту были карточная игра Gods Unchained, ролевая игра MуCryptoHeroes, виртуальный мир Decentraland и доменные имена Ethereum Name Service. Больше 50% пользователей приходилось на три проекта: CryptoKitties, 0xUniverse и MyCryptoHeroes. В целом, в 2019 году лучше всего себя показали токенизированное искусство и игры, карточные и ролевые.

Топ-5 самых дорогих NFT, проданных в 2019 году, возглавил гоночный автомобиль «1-1-1» игры F1 Delta Time, проданный за 415,9 ETH .

Рынок NFT 2020

В 2020 года рынок NFT оживился. В первом полугодии совокупный оборот NFT в долларовом выражении составил $232,5 млн, показав, по сравнению с первым полугодием 2019 года, рост на 294,29%. Сегмент токенизированного искусства захватил 31% совокупного оборота NFT, ближе всех подобравшись к лидеру – земле в виртуальных мирах, на которую пришлось 40% оборота.

Данные: Nonfungible.

Осенью, на фоне нарастающей волны публикаций об NFT как новом элементе DeFi, рост рынка продолжился. Одна из крупнейших коллекций NFT, которой обеспечен токен WHALE, за сентябрь подорожала на 40%. Символическим моментом стало появление токенизированной картины «Block 21» на аукционе Christie’s и ее продажа по цене, в 10 раз превысившей эстимейт.

Несмотря на рост, совокупному обороту рынка NFT, как и обороту отдельных NFT-маркетплейсов, все еще очень далеко до рынка криптовалют. Хотя, как показал опыт маркетплейса Rarible, всемогущий фарминг (доходное фермерство) может кое-что с этим сделать.

Фарминг RARI

15 июля 2020 года площадка для создания и торговли NFT Rarible начала вознаграждать своих продавцов и покупателей токеном RARE, управляющим токеном Rarible DAO. Благодаря этому объем торгов на Rarible за два месяца вырос с тысяч до миллионов долларов.

Данные: Messari.

Взрывной рост оказался неоднозначным: чтобы максимизировать свое вознаграждение в RARI, торговцы начали покупать NFT у самих себя, накручивая объемы. Тем не менее, фарминг RARE помог Rarible за два месяца обогнать по объемам торгов OpenSea – старейший и крупнейший NFT-маркетплейс.

Данные: Messari.

Пока RARI это единственный кейс фарминга управляющих токенов NFT-маркетплейса. Ответит ли OpenSea, подобно тому, как Uniswap ответил вампирам ликвидности, пока неизвестно. Фарминг управляющих токенов NFT-проектов – не единственный способ комбинации NFT и фарминга. В статье о перспективах NFT мы детальнее рассмотрим вопрос о том, что может получиться, если соединить фарминг и NFT.

Это были крупнейшие NFT-маркетплейсы, а теперь крупнейшие продавцы и покупатели NFT и их главный актив.

Цифровая земля

По данным Nonfungible, в 2019 году 10 крупнейших покупателей NFT потратили $1,4 млн, из которых почти 50% потрачено на токены LAND – NFT, контролирующие участки цифровой земли в виртуальном мире Decentraland. Топ-10 продавцов продали NFT на $1,56 млн — доля земли Decentraland в этих продажах составила 60%. Прибыль топ-10 адресов, которые покупали и продавали NFT, составила $0,53 млн. 65% этой прибыли было получено от продажи земли Decentraland.

Данные NFTbank о 10 самых успешных NFT-трейдерах за период с января 2018 года по август 2020 года говорят о том же: крупные торговцы зарабатывали на виртуальной земле. Их общая прибыль от перепродажи NFT составила 2540,6 ETH и 91% этой прибыли было получено с NFT из категории «Недвижимость».

Данные: Zima Red.

В созданном в 2003 году, за 6 лет до биткоина, виртуальном мире Second Life, который мы вспоминали в первой части этой статьи, уже был рынок виртуальной земли и плата за пользование землей, но не было NFT. Сегодня рынок токенизированной виртуальной земли есть не только в «традиционных» виртуальных мирах вроде Decentraland, Cryptovoxels, The Sandbox и Somnium Space, но и, например, в Axie Infinity.

Хотя в 2020 году конкуренты стали заметнее, Decentraland остается лидером в этом сегменте. Не случайно в портфеле обеспечения DAI есть только один токен, имеющий отношение к NFT вообще и виртуальным мирам в частности – это MANA, валюта виртуального мира Decentraland.

Продажа LAND на первичном рынке происходит путем аукциона и только за MANA, которые затем сжигаются. Решения о новых земельных аукционах и параметрах LAND принимает Decentraland DAO. Право голоса в этой ДАО имеют все держатели MANA и LAND: чем больше у вас этих активов, тем больше вес вашего голоса.

Зачем нужна земля в виртуальных мирах? Затем же, зачем и в реальном мире: все наше существование происходит на земле, которая кому-то принадлежит, со всеми вытекающими. Правда, в отличие от реальной земли, площадь виртуальной земли можно увеличить. Например, Decentraland DAO может проголосовать за увеличение площади виртуального мира Decentraland и напечатать под эти новые земли новую порцию LAND.

Мечтали ли вы когда-то о карьере киберлендлорда: владеть цифровой землей и жить на доход с этой земли? С развитием рынка аренды виртуальной земли это может стать реальностью. Если виртуальная земля начинает приносить реальный доход, то она перестает быть игрушкой и становится реальным активом. Превращение, казалось бы, бесполезных предметов коллекционирования в реальные активы, как и превращение реальных активов в предметы коллекционирования, имеет давнюю историю. Сегодня эта история получает весьма неожиданное продолжение, которому посвящена вторая статья этого цикла, «Биткоин и предметы коллекционирования».

Дмитрий Бондарь