Средневековая Греция

Средневековая Греция

История

24.04.2019

Ситуация с историей средневековой Греции — значительно хуже, в смысле полноты информации, чем с историей Рима. Как и история других «античных» городов, история Афин характеризуется «древним» расцветом, затем — погружением в темноту средних веков, из которых город начинает всплывать только в середине средневековья, позже Рима.

Грегоровиус писал: «Что касается собственно истории Афин, то его судьбы в эту эпоху (речь идет о средних веках — Авт.) покрыты таким непроницаемым мраком, что было даже выставлено чудовищнейшее мнение, которому можно было бы поверить, а именно, будто Афины с VI по X век превратились в необитаемую лесную поросль, а под конец и совсем были выжжены варварами. Доказательства существования Афин в мрачнейшую эпоху добыты неоспоримые, но едва ли может служить что-нибудь более разительным подтверждением полнейшего исчезновения Афин с исторического горизонта, как тот факт, что потребовалось приискивать особые доказательства ради того только, что достославнейший город по преимуществу исторической страны вообще влачил еще тогда существование». 

Эти данные о положении Афин в средние века впервые были четко сформулированы Фальмерайером в XIX веке. Чтобы объяснить как-то эту загадочную «катастрофу», — исчезновение великой античной Греции, — он предположил, будто аваро-славяне «вырезали всю древнюю Грецию». Однако никаких документов, подтверждающих это «вырезание,» нет.

«Начиная с VII столетия, Греция настолько становится безразличной для истории, что имена итальянских городов… гораздо чаще упоминаются византийскими летописцами, нежели Коринф, Фивы, Спарта или Афины. Но и за всем тем, ни единый из летописцев, ни словом не намекает на покорение или на опустошение Афин пришлыми народами».

Ф. Грегоровиус пишет: «Город (Афины — Авт.) обезлюдел, обеднел, его морское могущество и политическая жизнь угасли так же, как жизнь и во всей вообще Элладе». «Славу же за современным (т. е. средневековым — Авт.) городом обеспечивают не столько мудрецы, сколько торговцы медом». «На Афины и Элладу теперь спускались более глубокие сумерки».

Знаменитый «античный» Парфенон поразительным образом оказывается христианской церковью! «Пресвятая Дева Мария уже начинала победоносную борьбу с Древней Палладою из-за обладания Афинами… Афиняне (в X веке — Авт.) построили красивую церковь и водрузили на ней этот образ (Богоматери — Авт.), который и нарекли Атенайя (т. е. попросту Афина! — Авт.)». Более того, историки сообщают: «Предание образу Богоматери придает наименование „Атенайи“ (Афины — Авт.); позднее это же название придается образу „Панагии Атениотиссе“, который в средние века был высоко чтим в Парфеноновском храме». Итак, кроме тождества Афина=Богоматерь, мы обнаруживаем, что «античный» Парфенон был посвящен христианской Богоматери-Афине. Как мы начинаем теперь понимать, Афина — это было просто одно из имен Марии Богородицы.

«Благороднейший из всех человеческих городов безнадежно погрузился в мрачнейшую для него византийскую эпоху… Новый Рим на Босфоре начинал взирать все с более возраставшим презрением на падшую руководительницу Грецию, на маленький провинциальный городок Афины».

«Что касается судеб афинских памятников, то они, в общем, остались в неизвестности… Греки просидели сотни лет, безвестные в истории, под сенью развалин седой своей древности… Некоторые из красивейших древних построек соблазнили афинских христиан переделать их в церкви. Когда именно совершилось это впервые, и когда впервые афинский храм превратился в храм христианский, о том мы ничего не знаем. История афинских церквей очень смутна».

Об «античном» Парфеноне сообщается следующее: «Христианская религия обратила на свои потребности великую святыню античной богини на Акрополе (Парфенон — Авт.), совсем почти не повредив храма… Во всей истории преобразования понятий античных верований и святынь в христианские не найдется ни одного примера такой легкой и полной подстановки, какая постигла Палладу Афину, замещением ее Пресвятой Девой Марией… Афинскому народу не потребовалось даже менять прозвища для своей божественной девственной покровительницы, ибо и пресвятая Дева Мария ими теперь именовалась Parthenos».

Средневековые Афины впервые появляются на исторической арене, после якобы многих столетий небытия, как небольшое византийское укрепление, «восстановленное», якобы, Юстинианом еще в VI веке н. э., на территории, сплошь заселенной аваро-славянами. Никаких следов «древних греков-эллинов» здесь еще нет и в помине. Вообще весь «Акрополь превратился в святыню Пресвятой Девы Марии». «Мы не имеем фактических доказательств в пользу существования в Афинах ни школ, ни общественных библиотек. Тот же мрак покрывает гражданское устройство города Афин в данную эпоху».

Почему «улетучилась классическая мысль» из Греции? Куда исчезли «классические греки»? Почему исчез знаменитый «античный» военно-морской потенциал Афин, «возродившийся», между прочим, в XII–XIII веках в крестоносную эпоху? Документы указывают, что византийцы не были гонителями наук, нет сообщений о действии инквизиции. «Закрытие» знаменитой Академии в Афинах происходит, как растерянно говорит Грегоровиус, «бесшумно».

Сам термин «эллины» появился в достоверной истории очень поздно: «ТОЛЬКО В XV СТОЛЕТИИ Лаоник Халкокондил, родом афинянин, присваивает опять (якобы, через много сотен лет небытия — Авт.) за своими земляками наименование „эллинов“».

Действительно ли в Греции ославянились в средние века первоначально населявшие ее эллины, — как утверждает скалигеровская история, — или, напротив, эллинизировались в позднее средневековье жившие здесь ранее аваро-славяне? Теории об «ославянении древних греков» покоятся лишь на догадках. А с другой стороны, византийский историк X века Шафарик прямо пишет: «И теперь также почти весь Эпир и Эллада, Пелопоннес и Македония населены скифо-славянами», также комм. 5. Грегоровиус добавляет: «Ввиду подобных свидетельств со стороны византийцев, ославянение древнегреческих земель следует принять за исторический факт».

СЛАВЯНСКИЕ НАЗВАНИЯ ГОРОДОВ, РЕК, ГОР И Т.П. ГУСТЫМ СЛОЕМ ПОКРЫВАЮТ ВСЮ ИСТОРИЮ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ГРЕЦИИ. Например, Волгаста, Горицы, Границы, Кривицы, Глоховы, Подагоры и т. д.. И только начиная с XIII–XV веков, постепенно появляются греко-эллинские названия, объявленные затем, в XVI–XVII веках, «очень древними».

Только якобы в VIII веке Греция впервые (!) выступает на реальную политическую арену, как страна мятежей и смешанного, более чем полуславянского населения. И, тем не менее, опять «после падения императрицы Феофано, Афины, как и прочая Эллада, настолько сходят со сцены истории, что затруднительно даже отыскать где-либо самое упоминание этого города… Единственно Пелопоннес, где славяне всего прочнее утвердились, давая повод византийцам по этой именно причине вмешиваться в греческие дела».

О Греции VIII–X веков, даже в скалигеровской истории, фактических данных поразительно мало. Ф. Грегоровиус откровенно пишет: «Ни история, ни предание не нарушают для нас безмолвия, окутывающего судьбы достославного города. Это безмолвие настолько непроницаемо, что тот, кто исследует следы жизни (! — Авт.) знаменитого города в описываемые столетия, радуется, словно открытию, когда натыкается хотя бы на ничтожнейшие данные, вроде приводимых в „житии“ св. Луки о том, что чудотворец посетил Афины».

Только начиная с XV века Греция и Афины выступают «из мрака».

Особую роль Греция приобретает в эпоху крестовых походов, якобы в XII–XIII веках. Обладая хорошим портом и находясь в союзе с Венецией, — кстати, есть много оснований отождествлять Венецию с Финикией, — Афины выдвигаются на одно из первых мест. Важно, что в Греции «лишь начиная с 1600 года (! — Авт.) хронологические даты показываются в христианской эре и притом арабскими цифрами».

«Влияние времени и погоды сильно затруднили разбор этих скудных надписей… они не проливают даже света на историю города Афин в века христианства… Исследователь средневекового прошлого города Рима в этом отношении оказывается в несравненно выгоднейшим положении (о Риме мы уже говорили — Авт.). Высеченная на камне летопись мертвецов в Афинах совершенно отсутствует». «Немногие надгробные камни, один-другой саркофаг без всякой статуи, да несколько надписей — вот и все, что в Афинах осталось от прошлого (не считая т. н. „античных развалин“ — Авт.)».

Об Афинах XII–XIV веков в скалигеровской истории существует несколько противоречивых версий. Согласно одной, город, да и Греция в целом, по-прежнему окутаны непроницаемым мраком. Согласно другой версии, в этот период Афины начинают постепенно приобретать значение крупного культурного центра. В Афинах учились, например, английские ученые. Крестовые походы были не только крупными религиозными и военными мероприятиями, но и важными светскими событиями. В числе руководителей походов — высшая знать Европы. 

На территории Греции эти походы создали мозаику феодальных государств, роль которых оценивается сегодня преимущественно с негативной точки зрения. Считается, что грубые и невежественные завоеватели похоронили великое греческое наследие. А с другой стороны, тот же Грегоровиус, — только что обвинивший крестоносцев в варварстве, — неожиданно сообщает: «Новую историю для нее (Греции — Авт.) открыли именно латины, и новая история эта оказалась почти такой же пестрой, как древняя».

«Венецианские нобили, жаждавшие приключений, пустились в греческие моря, изображая из себя аргонавтов XIII века (описанных позже в „античных“ поэмах XIV–XVI веков — Авт.)». Хотя история франкских крестоносных государств в Греции XII–XIV вв. известна с большими пробелами, тем не менее «то было время, когда сказки и предания превращались в действительность… Княжеский двор Готфрида II Вилльгардуэна… даже на Западе слыл за школу самых утонченных нравов». В Фивах и Афинах осели генуэзские купцы, и между ними и венецианскими купцами развернулась плодотворная конкуренция. Это было время бурного расцвета литературы и искусства… от которых, впрочем, почему-то практически «ничего не осталось».

По-видимому, именно период XIII–XV веков является эпохой «античной Греции», завершившейся в 1453 году падением Византийской империи в результате завоевания османами. «Положение франкских государств в Греции в начале XIV столетия вообще может быть названо благоприятным… Латинцы… развили там блестящую рыцарскую жизнь, и доказательством тому служит… парламент… в мае 1305 г. в Коринфе… На перешейке, где в древности в священной сосновой роще происходили игры Посейдона, рыцари ломали копья в честь прекрасных женщин».

Важно, что франкские бароны «снабжали свои постройки ГРЕЧЕСКИМИ (! — Авт.) надписями». Скалигеровские историки сами отмечают множество «параллелей» между средневековыми событиями в Греции и «античными». Мы не в состоянии привести здесь этот список, поскольку он требует предъявления обширных последовательных таблиц, составленных нами при изучении скалигеровской хронологической карты. Здесь же укажем только один пример.

Историк Рамон Мунтанер, современник Данте, сообщает о следующем событии, не подозревая, что тем самым он резко противоречит скалигеровской хронологии и истории. Впрочем, установленной уже после него, в XVI–XVII веках. «На мысе Атраки в Малой Азии находилась одна из троянских застав, недалеко от острова Тенедоса, куда обыкновенно… отправлялись знатные мужчины и женщины Романии… для поклонения божественному изваянию. И вот однажды Елена, супруга герцога Афинского, отправилась туда в сопровождении сотни рыцарей на поклонение, ее приметил сын троянского короля Парис, умертвил всю ее свиту, состоящую из 100 рыцарей, и похитил красавицу герцогиню». Обращаясь к хронологической карте, мы видим, что средневековый оригинал знаменитой «античной» Троянской войны на самом деле расположен в середине XIII века н. э.

Важно, что историей франкских государств в Греции впервые занялись только в XIX веке н. э. В. Мюллер сообщает: «Эти архивы дают нам лишь скелет той романтической драмы, театром которой была Греция в продолжении 250 лет (XIII–XV веков — Авт.)». В XII веке «античный» храм Парфенон действует, оказывается, как латинский храм афинской Девы Марии, «словно только что построенный». Как будто двойник (!) знаменитой «античной» статуи языческой «Афинской Девы, работы Фидия», — исчезновение которой оплакивается в скалигеровской истории, — в средневековом Парфеноне стоит знаменитая статуя католической Девы Марии. Статуя была создана в XIII веке. В XIII веке стоит и действует, — и также как будто только что построенный, — другой «античный храм», посвященный Деве и называемый теперь «античным Эрехтейоном». 

Ф. Грегоровиус пишет: «При дворе Феодора II жил знаменитый византиец Георгий Гемист (Плетон), воскресший античный эллин… фантастический почитатель древних богов». Как сообщают историки, именно в это время начала впервые расцветать «эллинская идея», призывавшая средневековых греков к единению против завоевателей османов.

Началом археологии в Афинах был 1447 год, то есть XV век! В городе появляется Кириак из Анконы. Он первый «ввел мир афинских развалин в область западной науки». Он составил первый каталог надписей и местных названий памятников. Но документы эти погибли, и современные историки знакомы с данными Кириака только по пересказам его труда у позднейших авторов XV–XVI веков. «С течением времени первоначальное название большинства античных памятников афинских, от которых во многих случаях оставались одни развалины, было забыто… фантазия любителей древности… постаралась связать их с именами выдающихся мужей прошлого».

Остатки Олимпиона назывались в те века базиликой, «так как, — говорит Ф. Грегоровиус, — НИКТО НЕ ЗНАЛ (! — Авт.), что это — развалины некогда всемирно известного храма Олимпийского. Кириак называет эти громадные развалины… дворцом Адриана, как называли его сами афиняне (которые, следовательно, ошибались, и только позднейшие историки выяснили истину и „поправили“ якобы невежественных жителей Афин. — Авт.)…
Еще в 1672 г. Бабин не знал, где находится в Афинах храм Зевса… Через несколько лет… Спон был в таком же недоумении… 
В развалинах Стои усматривали дворцы Фемистокла или Перикла;
в стенах Одеона Ирода Аттика — дворец Мильтиада,
в других развалинах неизвестных строений — дома Солона, Фукидида и Алкмеона.
Еще в 1647 г… Поэнтелю показывали древние развалины дворца Перикла, а башню ветров называли гробницей Сократа.
Воспоминание о Демосфене было связано с памятником Лизикрата… Этот памятник хорега… назывался… фонарем Демосфена…Академия, Лицей, Стоа и сады Эпикура… исчезли бесследно.
Во времена Кириака Академией называли какую-то группу базилик, или больших развалин, место которых теперь определить невозможно…
Показывали также „дидаскалион“ Платона „в саду“; кажется, это была одна башня в садах Ампелокипи… Ходили россказни о школах некоего Кайсарини на этой горе…
Лицей или Дидаскалион Аристотеля помещали в развалинах театра Дионисия…
Стою и школу Эпикура переносили даже на Акрополь, в те большие строения, которые представляют собою, вероятно, часть Пропилеев, а храм Нике, кажется, принимали за… школу Пифагора».

Мы прервем цитирование. Список этот занимает несколько страниц.

Картина АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ХАОСА и путаница в истории города Афин совершенно ясна. И все это происходит в XVI–XVII веках н. э.!

В 1453 году пала Византия. Последние франки некоторое время еще защищали Акрополь, однако, османский полководец Омар, взбешенный упорным сопротивлением этой сильной крепости, приказал начать АРТИЛЛЕРИЙСКУЮ БОМБАРДИРОВКУ (!) Акрополя и его окрестностей, в результате чего Акрополь, его храмы и т. д. были превращены в развалины. Это мощное разрушение, уничтожившее многие прекрасные памятники эпохи XIII–XV веков, создало на территории Афин груды развалин, объявленные затем «античными».

После османского завоевания в XV веке Афины снова, — и в который раз, — погружаются во мрак. «Вообще историк Афин и Греции во время турецкого владычества имеет перед собой задачу столь же трудную, сколь неутешительную. Он видит перед собой пустыню».

«Запад… примирился с падением Греции и почти совершенно забыл ее… Уже в 1493 г. немецкий гуманист в своей хронике ограничился заметкой: „город Афины был славнейшим городом в области Аттики. От него остались лишь немногие следы“».

Дошло до того, что в XVI веке «потребность науки иметь точные сведения о судьбе славного города нашла себе, прежде всего, выражение в вопросе: вообще, существуют ли Афины? Этот вопрос поставил один немецкий филэллин, Мартин Краус… Он обессмертил себя этим… Мартин Крузиус… вновь открыл Афины. В 1573 г. он обратился с письмом к Феодосию Зигомале, канцлеру патриарха константинопольского, прося сообщить ему, правда ли, что мать всякого знания, как утверждают немецкие историки, не существует, что город Афины исчез с лица земли, а на месте его осталось лишь несколько рыбачьих хижин.

Ответ просвещенного византийца вместе с позднейшим письмом аканранца Симеона Кабасилы… были первыми точными сведениями, успокоившими немецкого ученого насчет существования города; они бросили первый слабый свет на состояние его памятников и растительную жизнь его народа». В котором, по уверению скалигеровской истории, живет, тем не менее, предание о том, что Парфенон был воздвигнут знаменитыми архитекторами Иктином и Калликратом при знаменитом ораторе и полководце Перикле, вожде демократической партии, возникшей в Афинах якобы еще в V веке до н. э. и умершей вместе со своим вождем от чумы якобы в 429 году до н. э. Правда — неизвестно, в каком месяце.

Научная Афинская археология началась ТОЛЬКО В XVII ВЕКЕ, — то есть когда уже была создана хронология Скалигера, — трудами голландца Жан де Мэра. Тем не менее, «даже в 1835 г. один немецкий ученый… высказал мнение, что после Юстиниана на месте Афин была в течение четырех столетий необитаемая пустыня. Сравнительно с изучением города Рима, археология Афин запоздала века на два». «Только непосредственным знакомством мог быть разрушен упорно державшийся в Европе предрассудок, будто Афины не существуют: это была заслуга французских иезуитов и капуцинов. Первые появились в Афинах в 1645 г.».

Во второй половине XVII века французские монахи составили первые (!) планы города. Только с того момента и начинается непрерывное и более или менее научное изучение Афин, причем в обстановке, когда скалигеровская хронология уже в основных чертах создана, и датирование памятников Греции производилось уже с опорой на искаженную хронологию Рима, что привело к искусственному удлинению истории Греции.

Из книги Носовского Г.В. — «Введение в Новую Хронологию. Какой сейчас век?»

Основные виды деятельности: Работа на финансовых рынках Консультирование и сопровождение в работе на финансовых рынках Юридические услуги, связанные с регистрацией, перерегистрацией, ликвидацией российских юридических лиц Консультирование в сфере кредитования и защиты прав заёмщика Информационные услуги связанные с ведением бизнеса