Как и зачем центробанки создают цифровые валюты

Как и зачем центробанки создают цифровые валюты (CBDC)

04.09.2020 ForkLog

Эксперты уже называют цифровые валюты центральных банков (CBDC) одной из важнейших тенденций, которая определит будущее денег в ближайшее десятилетие. Согласно отчету Банка международных расчетов, по состоянию на начало 2019 года исследованиями в области CBDC занимались 70% центробанков. Из-за пандемии коронавируса работа по созданию цифровых валют в разных странах только ускорится.

19 августа доклад о текущем развитии CBDC опубликовало издание The Block. В нем подробно говорится о том, почему государства по всему миру делают ставку на CBDC, чем цифровые валюты отличаются от традиционного фиата и какие выводы сделали центробанки по итогам исследований и экспериментов. Forklog прочитал документ и выбрал основное.

Ключевое

  • Немногие центральные банки планируют выпуск цифровой валюты в течение пяти лет, но несколько учреждений уже провели или находятся в процессе проведения углубленных пилотных испытаний.
  • Первые эксперименты с CBDC показали, что в процессе необходимо участие частного сектора, чтобы обеспечить конкурентоспособность и адаптивность к технологическим изменениям.
  • Большинство предложений по выпуску CBDC предполагают создание двухуровневой денежной системы: центробанк выпускает и контролирует оборот, а лицензированные посредники (банки и другие финучреждения) распространяют и обеспечивают операции.
  • Утверждение о том, что CBDC исключат анонимность, неоправданны. ЕЦБ недавно исследовал возможность анонимизации транзакций c помощью «ваучеров анонимности» в блокчейне. При переводах в блокчейне такие транзакции смогли сделать приватными.
  • Частные стейблкоины и CBDC не исключают друг друга, а дополняют.

Стимулы для выпуска CBDC

Сегодня центробанки и так практикуют виртуальную эмиссию валюты, а значительная доля платежей и переводов происходит в безналичной форме. Отличия CBDC от существующей системы заключаются в следующем:

  • CBDC одновременно повысит конкуренцию и стабильность финансовой сферы на фоне того, как банки теснят технологические компании и криптовалюты.
  • CBDC позволяют повысить финансовую инклюзивность, поскольку могут предложить новую платежную инфраструктуру с меньшими затратами на переводы. Кроме того, центральным банкам будет проще работать в цифровизированной экономике.
  • Цифровые валюты расширят инструменты фискальной политики, доступные регуляторам — например, позволят избежать «ловушки нулевых ставок». За счет программируемости и прозрачности CBDC регуляторам легче контролировать работу вкладов и кредитов при отрицательных ставках. Более прозрачные данные платежных потоков повысят качество макроэкономической статистики.
  • CBDC также стимулируют использование местной валюты для оплаты товаров и услуг, что особенно актуально в странах, подверженных «долларизации».
  • «Коммерческая» версия CBDC (когда цифровая валюта доступна только банкам) позволит снизить расчетные риски, обеспечить круглосуточную доступность ликвидности для банков, сократить издержки при трансграничных переводах и т.п.

Разницу между разными видами денег в виде «радарного графика» постарался изобразить МВФ:

Исследователи The Block сравнили разные типы активов по ряду свойств. По их мнению, CBDC обладает наибольшим потенциалом.

Розничные CBDC

Авторы доклада привели результаты наиболее заметных экспериментов с CBDC в нескольких странах:

Кликните на картинку, чтобы рассмотреть. Данные: The Block.

Хотя «коммерческая» CBDC рассматривается как более безопасный для стабильности финансовой системы вариант, для массовых пользователей интерес представляет именно «розничная» CBDC — полноценная замена обычной валюте, которую можно использовать для оплаты товаров и услуг, хранить на банковском счете и т.п.

Одной из первых стран, власти которой задумались о CBDC, стала Швеция. Причина — крайне низкое использование наличных (на них пришлось лишь 5% всех платежей домохозяйств, тогда как банковскими картами платили 60%). Тестирование «цифровой кроны» (e-krona) начали в 2017 году (в СМИ информация о планах появилась годом ранее). Спустя три года изучений он перешел в пилотную стадию. В разработке CBDC регулятору помогает компания Accenture — она отвечает за платежи, депозиты, переводы и другие функции на блокчейне R3 Corda.

Уругвай, одна из самых экономически благополучных стран Латинской Америки, проводил пилотное тестирование собственной CBDC (e-peso) с сентября 2017 года по апрель 2018 года среди обычных потребителей и предприятий. Вместо распределенного реестра работали цифровые кошельки, управляемые государственной телекоммуникационной компанией Antel. При этом в системе e-peso были предусмотрены анонимные транзакции и переводы без подключения к интернету, а каждая «банкнота» e-peso имела уникальную криптографическую подпись. Сейчас результаты проекта оценивают с точки зрения целесообразности анонимности пользователей, возможности внедрения «процентных» инструментов и общего влияния на экономику.

Согласно исследованию, еще одной европейской страной, которая активно развивает «розничную» CBDC, стала Украина.

Национальный банк Украины (НБУ) успешно протестировал «цифровую гривну» в течение четырех месяцев 2018 года. В ходе теста НБУ «выпустил» 5443 электронных гривны, которые были задействованы на 79 кошельках на смартфонах. Кошельки можно было дополнительно пополнить через платежную систему «Украинское платежное пространство», интегрированную в платформу CBDC. Пользователи могли переводить цифровые деньги между кошельками, пополнять баланс мобильных номеров оператора LifeCell и делать благотворительные пожертвования.

Сама платформа была построена на приватной версии протокола Stellar и имела два уровня: на первом НБУ в одностороннем порядке управлял реестром, на втором банки и финансовые учреждения управляли операциями. В итоге Stellar был признан неподходящей основой для системы национального масштаба, однако альтернативу ему пока не назвали.

Сейчас украинский центробанк изучает как централизованную, так и децентрализованную модель системы цифровой гривны. Подводя итоги эксперимента на конференции по CBDC в феврале этого года, тогдашний глава НБУ Яков Смолий заявил:

«Мы продолжаем изучать возможность выпуска цифровой гривны и вернемся к этому вопросу, когда будем уверены, что инициатива технически осуществима и что цифровая валюта не будет препятствовать исполнению центральным банком своих функций по обеспечению курса валюты и финансовой стабильности».

Аналогичные проекты также запустили центробанк Багамских островах (Sand Dollar) и Восточно-Карибский центробанк (DXCD).

Коммерческие CBDC

Другим типом цифровой валюты служат так называемые коммерческие CBDC (Wholesale CBDC). Это валюта предназначена для ограниченного использования специализированными организациями. По задумке, доступ к W-CBDC имеют только банки. Сфера использования W-CBDC ограничена сферами межбанковских операций, расчетов по переводам, операций клиринга и международной торговли (где банки зачастую выступают гарантами по сделкам).

По словам авторов доклада, коммерческая CBDC — дальнейшее развитие существующей практики, при которой центробанк выпускает валюту на виртуальный счет и дает к ней доступ банкам, а те, в свою очередь, распространяют валюту дальше по экономике.

Однако, по сравнению с текущей системой, W-CBDC имеет ряд преимуществ. Во-первых, это круглосуточная доступность средств, тогда как сейчас заявки центробанк одобряет вручную. Во-вторых, все переводы фиксируются в более надежном распределенном реестре, что повышает эффективность расчетов, а источником средств и, следовательно, гарантом по обязательствам выступает центробанк, что позволяет избежать кредитных рисков.

Среди основных экспериментов W-CBDC исследователи отметили проект ЕЦБ и Банка Японии (Project Stella), Банка Канады (Project Jasper), Денежно‑кредитного управления Сингапура (Project Ubin), а также Гонконга и Таиланда.

Данные: Отчет МВФ.

Во всех случаях тестирование W-CBDC проходило с использованием популярных корпоративных блокчейн-платформ: R3 Corda, Quorum или Hyperledger Fabric. Хотя некоторые считают блокчейн необязательной технологией для CBDC.

Именно в европейско-японском Project Stella были задействованы «ваучеры анонимности». Это специальные электронные сертификаты, которые мог получить участник платформы. Транзакции с прикрепленными «ваучерами анонимности» могли проходить без подтверждения со стороны ЕЦБ: отправителю требовалось только указать сумму, идентификатор получателя и активировать функцию анонимизации (используемый ваучер при этом «сгорал»). При таком сценарии личности участников перевода не проверялись.

Китайский цифровой юань

Пожалуй, наибольшее внимание сейчас приковано к тому, какой будет цифровая валюта второй экономики мира. Согласно докладу The Block, первые работы над «цифровым юанем» (официальное название — Digital Currency, Electronic Payment, или DCEP) стартовали еще в 2014 году.

Этим летом в нескольких городах начался пилотный эксперимент по оплате «цифровым юанем» небольших покупок жителями в сфере общепита, торговли и образования (всего в тесте задействованы более 20 компаний и четыре госбанка). Также DCEP планируют использовать для крупных коммерческих сделок и в сервисе такси.

Судя по проходящему эксперименту, цифровой юань станет полноценной заменой наличных. Для этого есть все условия: Китай сегодня является крупнейшим рынком мобильных платежей с более чем миллиардом пользователей.

Как говорится в докладе The Block, выпуск, работу главного реестра и вопросы анонимности будет контролировать центральный банк, тогда как коммерческие банки будут служить провайдерами кошельков и инфраструктурой для операций.

Китайская цифровая валюта — тоталитаризм или новая монетарная теория?

Китайские власти хотят приблизить цифровую валюту по уровню анонимности к наличным — это заметно по патентам, зарегистрированным Народным банком Китая. В архитектуру DCEP планируют внедрить «контролируемую анонимность». Это означает, что разные участники системы будут иметь ограниченную информацию друг о друге. Впрочем, государственные органы смогут без труда получить нужные им данные. Еще одной характеристикой «наличности» цифрового юаня должны стать оффлайн-транзакции.

Свой прогноз о развитии китайской CBDC авторам доклада дал аналитик Чуанвей Дэвид Зу. По его словам, эксперимент с использованием DCEP в розничной торговле продолжится (его уже распространили на шесть городов):

«Думаю, будет опробовано больше способов использования, поскольку Народный банк Китая хочет проверить прочность выбранного дизайна системы, а также изучить пользовательский опыт и возможные риски».

Через год китайские власти должны определить стратегию вывода DCEP на рынок, полагает эксперт.

Помимо использования внутри страны Китай может использовать цифровой юань, чтобы потеснить доллар США, который доминирует в международных расчетах. Для этого DCEP должен, в частности, стать конкурентом SWIFT.

Кроме того, как утверждал бывший главный экономист МВФ Кеннет Рогофф, одно из направлений экспансии цифрового юаня за границу — подпольный рынок. Вероятным полем для тестирования DCEP на зарубежной публике могут стать зимние Олимпийские игры 2022 года.

Что касается крупнейшей экономики, США, то, как утверждает в The Block, Федрезерв пока придерживается «консервативного подхода» по отношению к CBDC.

Федор Анащенков