Почему растут цены на нефть

Почему растут цены на нефть

 
© AP Photo/Hasan Jamali

Цена на нефть марки Brent 6 ноября превысила $64 за баррель впервые с июня 2015 года. Психологически важную отметку в $60 за баррель цена сырья преодолела еще 27 октября.

Напомним, что Всемирный банк прогнозирует цену на нефть на 2017 год в $53, а в 2018 году — $56 за баррель.

Борьба с коррупцией привела к скачку цен

Рост цен на углеводороды в последние дни связан с началом масштабной антикоррупционной кампании в Саудовской Аравии.

 В выходные по обвинениям в коррупции были задержаны более десятка членов королевской семьи и несколько экс-министров королевства.

 Кроме того, в тот же день в авиакатастрофе на юге страны, на границе с Йеменом, погиб принц Мансур бен Мукрин.

На борту вертолета находились также другие высокопоставленные чиновники.

«У инвесторов возникли опасения относительно стабильности в Саудовской Аравии, — отметил в беседе с ТАСС руководитель направления «Международная экономика» Экономической экспертной группы Илья Прилепский. — Инвесторы закладывают в цену риски, возможность обострения ситуации в Саудовской Аравии. Когда ситуация прояснится и станет более стабильной, цена на нефть откатится обратно».

Разочаровавший сланец

Впрочем, антикоррупционная кампания и гибель одного из принцев не единственные факторы, влияющие на рост сырьевых цен.

Ему способствует разочарование инвесторов, ожидавших увеличения сланцевой добычи.

«Несмотря на повышение цен на нефть выше $55 за баррель, мы не видим стремительного роста добычи на американских сланцевых проектах, как ожидалось, — пояснил ТАСС ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Пока инвесторы осторожны, они боятся вкладывать деньги в сланцевые проекты, поскольку многие из них уже были вынуждены списывать убытки».

Конфликты гонят цены вверх

Еще одна причина роста цен на углеводороды — рост напряженности между Саудовской Аравией и Ираном.

«Хуситы — йеменские повстанцы, которых поддерживает Иран, — выстрелили ракетой по столице Саудовской Аравии Эр-Рияду, и в этом саудиты обвинили Иран, — пояснил Юшков. — Кроме того, растет напряженность в Ливане, где саудиты тоже видят руку Ирана».

Противостояние между двумя региональными гигантами заставляет инвесторов скупать фьючерсы. Они опасаются, что нефть будет дорожать в случае разрастания конфликта между Саудовской Аравией и Ираном. «Если конфликт перейдет в вооруженную стадию, то как минимум могут пострадать месторождения этих стран, — говорит Юшков. — Иран — шиитская страна, а на территории, где находятся основные месторождения саудитов, как раз проживают шииты».

Впрочем, самый главный страх у всех инвесторов и потребителей нефти связан с возможным перекрытием в случае конфликта Ормузского пролива. Этот пролив — своего рода бутылочное горлышко на выходе из Персидского залива.

«Если его перекрыть, то из залива на мировой рынок не выйдет не только нефть Саудовской Аравии, но и углеводороды из Кувейта, Ирака, Катара, частично самого Ирана, — говорит Юшков. — Это будет колоссальный кризис в мировой энергетической системе, наверное самый большой в мировой истории».

В ожидании хороших новостей

Цены на нефть будут расти до тех пор, пока не появятся какие-то позитивные новости, например о том, что в США увеличены запасы нефти, говорит Юшков. «Сейчас инвесторы купили фьючерсы дешево, по $60 за баррель, и через какое-то время им нужно будет зафиксировать прибыль, продать их и получить деньги, — объяснил эксперт. — Когда начнется волна массовой продажи этих фьючерсов, тогда они немного подешевеют».

Илья Прилепский ожидает, что до конца года цена на нефть вернется к отметке $55–56 за баррель.

Игорь Юшков настроен более оптимистично. Весь 2016–2017 год цена на нефть скакала внутри ценового коридора, и этот коридор все время рос — $40–45 за баррель, потом $45–50 и $50–55, напоминает он. «Сейчас она добралась до отметки $60 за баррель и теперь будет колебаться в коридоре $55–65 за баррель, будет постепенно расти», — считает эксперт.

Бюджетные расходы на нефть не реагируют

Кратковременные колебания нефтяных цен не окажут влияния на российский бюджет.

 «Для российского бюджета принципиальное значение имеет среднегодовая цена на нефть», — рассказала ТАСС руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы Александра Суслина.

Если среднегодовая цена на нефть отличается от заложенной в бюджет на $1, то это добавляет доходам казны порядка $2 млрд в зависимости от курса и объемов экспорта.

Правда, рост нефтяных цен и поступлений в бюджет не означает, что в РФ напрямую увеличатся расходы. «Расходы фиксируются в законе о бюджете и определяются бюджетным правилом, — говорит Суслина. — Даже если цена на нефть резко возрастает, без принятия дополнительных поправок в закон о бюджете расходы не могут быть увеличены».

Бюджет на 2018 год сверстан исходя из цены нефти в $40 за баррель. Суммы, полученные государством при более высокой цене на нефть, будут зачислены в объединенный суверенный фонд. То есть рост цен на сырье будет влиять на то, сколько денег страна сможет откладывать и сколько ей придется занимать на внешних рынках.

Мария Селиванова