Были ваши, стали банка. Как вкладчики остаются без собственных денег

Были ваши, стали банка. Как вкладчики остаются без собственных денег

Были ваши, стали банка. Как вкладчики остаются без собственных денег

Банковский вклад всегда считался надежной и простой инвестицией — нормальная доходность, иногда даже покрывающая инфляцию, плюс деньги застрахованы на случай отзыва у финучреждения лицензии. Положил накопления в банк и забыл. Но, как показали новости последних дней, депозиты не такие уж и простые инструменты, как кажется, и вкладчики не всегда могут забрать свои средства из банков. Как финансовые организации не возвращают клиентам их деньги, и что делать, если вы оказались в такой ситуации, вместе с юристами разбирался АиФ.ru.

Деньги твои? Докажи

Открыли вклад в надежном банке, через год пришли забрать кровные вместе с причитающимися процентами, а банк их не отдает. Вы обращаетесь в суд, а суд принимает сторону финансового учреждения. Фантастика? Вовсе нет. С такой ситуацией столкнулся россиянин Сергей Будник. В 2015 году мужчина перевел 56 млн рублей со своего счета в Сити Инвест банке в Сбербанк. На следующий день после перевода Будник попробовал из Сбербанка средства забрать, но у него потребовали документы, подтверждающие происхождение миллионов. Мужчина документы предоставлять не стал, а открыл в Сбербанке несколько срочных вкладов, переведя деньги на них. Но и средства со срочных вкладов (когда подошел к концу срок их действия), Буднику не вернули. Тогда вкладчик обратился в суд с требованием вернуть депозиты, проценты по ним, а также неустойку.

На прошлой неделе газета «Коммерсантъ» сообщила, что суды всех инстанций встали на сторону банка.

По словам партнера юридической фирмы «СМБ Консалт» Максима Плетнева, Сергей Будник не похож на человека, занимающегося «обналичкой». Но он похож на того, кто не смог подтвердить легальность полученного дохода. Действительно, Будник так и не предоставил документов, подтверждающих происхождение 56 миллионов. И его случай вовсе не исключительный — в такой ситуации может оказаться, например, гражданин, получивший в наследство кругленькую сумму от бабушки, всю жизнь хранившей накопления под матрасом.

«Реальность такова, что у многих граждан имеются денежные средства, историю происхождения которых они подтвердить не могут никак. Самый безобидный из примеров: человек продает по договору квартиру за 1 млн рублей (если она собственности менее 5 лет), чтобы не платить большого, по его мнению, налога. В действительности он получает 9 млн, и вот происхождение 8 млн он никак не сможет подтвердить документально», — поясняет Плетнев.

Как говорит партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко, на банки возложены публично-правовые функции, которые, по сути, являются государственными. Это, в частности, противодействие легализации средств, добытых незаконным путем. «Такая деятельность часто несет в себе элементы оперативно-розыскной деятельности, но при этом банки не являются ее субъектом. Все это и порождает такие вот «перегибы», когда блокируются счета, карты и создаются прочие сложности клиентам в распоряжении денежными средствами до получения банком документов о происхождении денег. Как правило, жалобы клиентов являются малоэффективными, поскольку банк в первую очередь дорожит не только своей репутацией, но и лицензией, а Банк России строго требует контролировать операции на сумму 600 и более тысяч рублей», — поясняет Шевченко.

Законодательство дает банку право отказывать в проведении любой операции, которую тот сочтет сомнительной, а также право в любой момент отказать сомнительному клиенту в обслуживании. Клиенту в таком случае придется оспаривать отказ финансовой организации в суде. «В большинстве случаев в таких ситуациях суды встают на сторону банков, но бывают исключения, когда решения принимаются в пользу вкладчиков», — обнадеживает Плетнев.

По его словам, законность средств на своих счетах можно доказать только документально (и желательно не договором займа «от знакомого», который тоже не известно откуда мог получить эти деньги). «Эти средства должны быть, например, отражены в декларации о доходах или — если получили их от продажи недвижимости — договором купли-продажи. Современная реальность такова, что отправляясь в банк, открывая счет, нужно всегда иметь документальное подтверждение происхождения средств», — подчеркивает юрист.

Забрал свои деньги у банка-банкрота? Возвращай!

Если вам удалось без приключений забрать деньги из банка, а у него через неделю внезапно отозвали лицензию, это вовсе не означает, что вам несказанно повезло. Вполне вероятно, что ваши собственные деньги потребуют вернуть через суд. Массово судиться с клиентами обанкротившихся банков начало Агентство по страхованию вкладов. По данным «Коммерсанта», АСВ подало 400 исков об оспаривании вывода средств к клиентам Татфондбанка, еще 150 исков — к клиентам Военно-промышленного банка, который лишился лицензии, — в сентябре 2016 года (!). В чем провинились вкладчики банков-банкротов? В том, что забрали накопления из финансовой организации, у которой через пару дней время отозвали лицензию. А суд штампует решения в пользу АСВ.

«Агентство по страхованию вкладов (АСВ) начало массово оспаривать снятие денег вкладчиками обанкротившихся банков и взыскивать с них средства. Добросовестность граждан роли не играет — для суда бывает достаточно факта наличия в банке картотеки неисполненных платежей на момент снятия вклада», — сообщает издание.

«Суды исходят из следующего: когда у банка появился реестр (картотека) неисполненных платежей, значит, те вкладчики которые каким-то образом свои деньги получили (а может быть и просто оплатили какие-то услуги или погасили платеж по ипотеке/кредиту в этом же банке), имеют преимущество перед другими — платежи которых находятся в картотеке. Такие сделки суды и признают недействительными. В таких спорах и АСВ, и суды занимают формальный подход, хотя АСВ всегда и говорит об отсутствии у них формального подхода, на практике этот тезис не находит своего подтверждения», — поясняет Плетнев.

Перед отзывом лицензии эта самая картотека появляется у большинства банков. Максимальный срок ее службы — 14 дней, после чего ЦБР обязан отозвать лицензию. «Самое печальное то, что есть картотека или ее нет, простые вкладчики (физические лица) могут не узнать до самого дня отзыва лицензии. Поэтому в зоне риска находятся практически все», — добавляет эксперт.

Взысканные через суд средства частично возвращаются вкладчикам — до 1,4 млн рублей (максимальный размер страхового покрытия). Если не повезло и клиент обанкротившегося банка снял за неделю до отзыва лицензии сумму, превышающую 1,4 млн рублей, ему приходится вставать в реестр кредиторов — тех, кто может рассчитывать на возврат средств после продажи имущества обанкротившегося финучреждения, но это уже без гарантии. «С большими суммами дело обстоит хуже. Если вкладчик успел снять больше 1,4 млн, эти деньги с него будут взыскивать уже с помощью судебных приставов», — предупреждает Плетнев.

По словам юриста правового департамента HEADS Consulting Константина Ханина, обычно оспаривание вывода средств из обанкротившихся банков применялось к юридическим лицам. А вот практики судов с физическими лицами особо не было — ведь обычные граждане чаще всего не являются участниками предпринимательской деятельности, да и не обязаны знать всех тонкостей банковского законодательства. «Простой человек, пришедший в банк за определенной суммой денег, не может думать и знать, что ему оказывается какое-либо предпочтение или, что у банка имеются признаки неплатежеспособности. Однако сейчас представители АСВ начинают предъявлять заявления о признании таких сделок недействительными, и к физическим лицам, а суды применять банкротное законодательство в отношении них», — подчеркивает юрист.

По мнению Плетнева, АСВ и суды формально подошли к вопросу признания недействительными такие операции. «Хотя могли бы более детально разобраться, что это за вкладчик, как давно ему поступили деньги, которые он снимает, могло ли ему быть известно о наличии проблем у банка, насколько сильно эта операция отличается от предыдущих им совершенных. Но даже если эта операция и сильно отличается, то возможно для этого были веские причины. Это все нужно внимательно исследовать и разбираться с каждой ситуацией, возможно еще и до обращения в суд, а не применять во всех случаях чисто формальный подход», — подчеркивает он.

Кстати, на волне шумихи и массового недовольства действиями АСВ глава Агентства Юрий Исаев обещал отозвать часть исков против бывших клиентов проблемных банков.