Топ-5 величайших спекулянтов-неудачников

Топ-5 величайших спекулянтов-неудачников

Топ-5 величайших спекулянтов-неудачников

Портфель инвестора может стоить 1 млн рублей, а может $1 млрд, но на финансовых рынках перед рисками равны все. Даже богатейшие люди, в распоряжении которых были колоссальные капиталы, теряли свои состояния, допуская те же банальные ошибки, что и рядовые частные инвесторы. Представляем топ-5 самых известных громких провалов на миллиарды долларов, на которых есть чему поучиться.

Ник Лисон и банкротство старейшего английскиого банка

Пожалуй, один из известнейших «неудачников» на финансовых рынках. Старший трейдер сингапурского отделения старейшего английского банка «Бэрингс», был одним из самых успешных сотрудников. В первый же год работы его сделки составили 10% всей прибыли банка, а во второй год – 30%.

Высшее руководство не могло не отметить успехи молодого специалиста и дало Лисону право совершать любые сделки от имени банка. Таким образом, весь капитал финансового гиганта с более чем 230-летней историей оказался в распоряжении одного талантливого спекулянта.

Деятельность Лисона заключалась в торговле деривативами на японский индекс NIKKEY 225, в чем он немало преуспел. Однако чрезмерная уверенность сыграла с ним злую шутку. 16 января 1995 г. молодой трейдер продал стрэдл по фьючерсу на NIKKEY 225 – иными словами сделал ставку на то, что контракт будет торговаться в узком диапазоне в течение ночи.

В 5 утра в Японии произошло сильнейшее землятресение 7,2 балла. Японский рынок обрушился, и вместе с ним улетела в глубокий минус позиция Лисона. Вместо того, чтобы сразу закрыть позицию, в попытках оказать влияние на рынок и сдержать обвал трейдер купил более 20 тысяч фьючерсных контрактов, но цена продолжала падать. Позиция Лисона была автоматически закрыта с убытков вдвое превышавшим собственные активы банка. Самого Лисона осудили на 6,5 лет заключения в Сингапурской тюрьме.

Чему учит история Ника Лисона?

Непринятие убытков – одна из самых коварных психологических ловушек трейдинга. С ужасом наблюдая за стремительно уходящей в минус позицией, трейдер никак не может собраться с духом и зафиксировать убыток. Надежда на успешный исход, слепая вера в собственную правоту – все это заставляет удерживать убыточную позицию, а иногда и усреднять её.

«Быстро фиксируйте убытки, дайте прибыли расти» – весьма распространенный совет, который приводится в большинстве книг по трейдингу. Даже если вы чрезвычайно талантливы и смогли сделать большие деньги на рынке, не забывайте – рано или поздно вы допустите ошибку. И в этот момент важно ограничить свои потери.

Братья Хант, обрушившие рынок серебра

Братья Уильям Герберт и Нельсон Банкер Хант задались целью стать монополистами на рынке серебра в начале 1970-х, когда он еще имел более скромные размеры, чем сегодня. Начиная с 1973 г., когда серебро торговалось по $2,9 за унцию, Ханты начали скупать физический металл крупными объемами. Накопив более 5 тысяч тонн металла в британских и швейцарских банках, что соответствовало 15% мировых запасов, братья перешли к скупке «бумажного» металла в виде фьючерсных контрактов.

К концу 1970-х Ханты были одними из самых крупных игроков на рынке, контролируя около 30% всех мировых запасов металла. Разумеется, для формирования такой крупной позиции братья активно использовали заемные средства. Если говорить простыми словами – они брали кредитные деньги, покупали на них серебро и закладывали его под новые займы.

В 1979 г. из-за манипуляций Хантов котировки серебра выросли с $6 за унцию до $49. А 17 января 1980 г. был достигнут исторический максимум в $52,5. Разумеется, такие агрессивные манипуляции не могли не привлечь внимание регулятора. Банки и биржи начали ужесточать контроль за срочным рынком серебра, в результате чего 25 марта 1980 г. к Хантам было предъявлено требование по довнесению залога на $135 млн, которое они не смогли удовлетворить.

Принудительное закрытие их позиций на $2 млрд вошло в историю, как «Серебрянный четверг». 27 марта в результате массовых распродаж котировки серебра упали до $10,8 за унцию. В течение 8-ми последующих лет братья Ханты пытались выбраться из долговой ямы, но им это так и не удалось. Точный размер их убытков неизвестен по сей день.

Чему может научить история Хантов?

«Маржинальная торговля несет в себе высокие риски» – можно прочесть в любом учебнике по инвестированию. Высокий размер левериджа сделал Хантов чрезвычайно уязвимыми к малейшему снижению цен на рынке. Даже если бы регуляторы не взялись за контроль над рынком, любой другой форс-мажор мог привести к аналогичным последствиям. Инвестору следует всегда контролировать использование в торговле заемных средств и связанные с этим повышенные риски.

Ясуо Хаманака – «Мистер Медь»

Ясуо Хаманака, получивший прозвища «Мистер Медь» и «Мистер 5%» провел сделки с медью, составившие около 5% всего оборота рынка металлов того периода. Все началось для трейдера в 1986 г., когда он заступил на пост начальника отдела торговых операций с медью в компании Sumitomo. C 1986 по 1989 г. команда Хаманаки понесла большие потери на операциях с физической медью и фьючерсах на неё.

После этого неудачного периода японский трейдер твердо решил вернуть себе честь, а компании потерянные средства и приступил к реализации плана по созданию искусственного дефицита на рынке. Задействовав финансовый ресурс Sumitomo, трейдер начал скупку физической меди, заключая специфические договора с поставщиками, попутно подделывая отчетность для руководства.

Хитрые схемы «Мистера Медь» позволили ему временно перехватить контроль над рынком металла и искусственно задирать цену. Однако манипулятор чересчур увлекся, и его операциями заинтересовались регулирующие органы. Схема Хаманаки начала разваливаться в 1996 г. В результате компания Sumitomo получила убыток около $2,6 млрд, а трейдер ближайшие 7 лет провел за решеткой.

Чему может научить история Хаманаки?

Совет «не пытайтесь контролировать рынок» вряд ли будет актуальным для большинства наших читателей, не обремененных миллиардными состояниями, а вот рекомендация «принимать убытки со смирением» может быть полезной. Ясуо Хаманака не смог смириться с чередой убытков и уйти с рынка меди, на котором честная игра была для него непосильна. В результате его личные потери и потери компании оказались намного выше.

Известный инвестор Джим Роджерс говорил: «Те люди, которые теряют на рынке деньги, говорят: «Я потерял деньги, теперь я должен сделать что-то, чтобы вернуть их». Нет, не должны. Нужно просто сидеть, пока не найдете новую возможность».

Фонд Джона Меривезера LTCM. Как потерять все на низкорисковых операциях

Джон Меривезер был лидером известного хедж-фонда Long-Term Capital Management (LTCM), который занимался квазиарбитражом на рынке облигаций. В своей стратегии трейдеры фонда отталкивались от исторических закономерностей в корреляции ценных бумаг на долговых рынках. Простыми словами: они покупали недооцененные, по их мнению, облигации и «шортили» переоцененные. Когда спред между бумагамисужался, позиции закрывались.

В лучшие годы фонд, почти все менеджеры которого имели научные степени, показывал для инвесторов исключительную доходность при минимальном уровне рисков. Но постепенно руководству фонда стало мало уже используемых рыночных возможностей, и уровень риска операций начал расти.

Используя в качестве основы исторические данные по волатильности и корреляции активов, аналитики фонда разрабатывали новые, как им казалось, низкорисковые стратегии. В частности, LTCM занимался так называемой «продажей волатильности» – формированием опционных ставок на то, что инструмент будет торговаться в заранее определенном диапазоне. В последствие фонд даже занимался рискованными видам арбитража на сделках M&A.

Постепенно скрытые риски накапливались. Рецессия в Азии в 1997 г. положила начало, а дефолт по российским ГКО в 1998 г. привел к апогею финансовых проблем фонда. Накопленый риск начал реализовываться и активы фонда таяли на глазах.

Коэффициент левериджа на тот момент был колоссальным: при собственном капитале $4,7 млрд долги фонда составляли 125 млрд, а забалансовые позиции по деривативам достигали $1 трлн. От оглушительного краха и «эффекта домино» для мировой финансовой системы фонд спасло вмешательство федерального резерва. Тем не менее, по факту LTCM был ликвидирован, а инвесторы фонда понесли колоссальные убытки.

Чему может научить история Меривезера?

По сути, фонд погубила жадность и слепая вера аналитиков в непогрешимость собственных расчетов. В стремлении за все большими доходностями стратеги фонда постепенно переходили ко все более рискованным операциям, подводя под них математическую базу. Колоссальный размер левериджа создал мультипликативный эффект для рисков не только самого фонда, но и всей финансовой системы.

Инвестору стоит сохранять холодную голову даже во время головокружительных успехов. Иногда возможности для заработка, которые предоставляет рынок, оказываются гораздо скромнее амбиций трейдера, и с этим нужно уметь мириться.

Джесси Ливермор – один из первых великих спекулянтов

Завершает наш топ один из первых прославившихся спекулянтов, Джесси Ливермор. Громкое прозвище «Великий Медведь» он получил за свою блистательную игру на понижение во время биржевых крахов 1907 и 1929 гг. Начав карьеру трейдера в 15 лет, Ливермор смог на протяжении своей жизни несколько раз сделать крупные состояния и несколько раз их потерять.

В октябре 1929 г. произошел крупнейший по тем временам обвал рынка США, ставший началом «Великой депрессии». Джесси Ливермор, предвидя бурю, с помощью нескольких брокеров заранее собирал короткую позицию и провёл самую крупномасштабную по тем временам операцию по распродаже рынка. Его прибыль после этих событий перевалила за отметку в $100 млн, что сегодня с учетом инфляции вполне можно приравнять к $1 млрд.

Почему же Ливермор попал в рейтинг неудачников? Несмотря на головокружительные успехи, карьера спекулянта закончилась трагично. В начале 1930 гг. великий спекулянт по привычке поставил на кон все свое состояние, и на этот раз удача отвернулась от него – он стал банкротом. Расшатанная постоянными стрессами нервная система трейдера не выдержала и в 1940 г. в возрасте 53 лет он покончил с собой.

Чему может научить история Ливермора?

Будучи игроком по натуре, Ливермор часто нарушал свои собственные торговые правила и допускал слишком высокий риск на сделку. Поставив все средства на падение рынка в 1907 и 1929 гг. он смог сделать состояние. Так он оказался в плену заблуждения, возможно неосознаваемого, что такая стратегия всегда будет приносить ему прибыль. Но в своей последней сделке он оказался не прав, а сил и возможностей на восстановление капитала уже не хватило.

Сам Ливермор когда-то в своей книге для начинающих спекулянтов писал, что трейдер не должен допускать потери более 10% капитала за сделку. Кроме того, он рекомендовал время от времени выводить часть средств в наличные и хранить их отдельно от торгового счета.

К этому можно добавить совет, который часто дают инвесторам финансовые консультанты. Риск вашего портфеля должен соответствовать вашему возрасту: чем выше возраст, тем меньшая доля в нем отводится на рискованные активы. Это позволит вам не попасть в ситуацию, когда все заработанные за жизнь деньги на закате лет оказываются потеряны.

Галактионов Игорь
БКС Брокер