Можно ли отменить в России обязательную воинскую обязанность

Война в головах: зачем России призывники

Можно ли отменить в России обязательную воинскую обязанность

«Газета.Ru»
У российских властей есть шанс не только огорчить граждан повышением пенсионного возраста, но и обрадовать отменой обязательного призыва в армию. Такую реформу, судя по тому, что в свое время против уменьшения видов отсрочек от призыва выступало более 80% населения, явно поддержит большинство россиян. Но есть ли для нее объективные возможности?

1 октября в России стартовал очередной осенний призыв в армию. Он продлится до 31 декабря. На сей раз планируется призвать 132,5 тысячи россиян возрасте от 18 до 27 лет, не имеющих оснований для отсрочки или медицинских противопоказаний — на 20 тысяч меньше, чем в осенний призыв-2017. Как ни странно, осенний призыв проводится не по всей России. В 24 районах Республики Саха (Якутия), Забайкальского, Камчатского и Хабаровского краев, а также Чукотского автономного округа осенью призыва не будет. Это связано с директивой Генштаба о районах Крайнего Севера и приравненных к ним. Там призыв проходит один раз в год. Кроме того, долгое время в российскую армию не призывали жителей Чечни, а в самой Чеченской Республике проходят службу только контрактники.

В России по-прежнему два военных призыва в год — весенний, с 1 апреля по 15 июля, и осенний — с 1 октября по 31 декабря. Хотя в Минобороны, говорят , что число уклонистов от армии сократилось более чем на половину, достоверно проверить эти слова нельзя. Если призывной план удается выполнить, уклонистов просто не ищут. К тому же если призывник не явился на районную призывную комиссию, он не считается уклоняющимся от армии. Опять же, если учесть, что миллионы людей в России не живут по месту прописки, реально определить количество уклонистов сложно.

Хотя реформу армии, которая начиналась в бытность министром обороны Анатолия Сердюкова, резко критиковали, в целом она повысила уровень доверия россиян к вооруженным силам и привела к уменьшению случаев дедовщины, которыми пестрели российские СМИ в конце 2000-х — начале 2010-х.

Тем не менее хорошее отношение россиян к армии (в любом нормальном государстве уровень доверия военным в обществе должен быть высоким — это же защитники) не отменяет той очевидной истины, что оружие все время совершенствуется. При этом два года службы по призыву людей, не имеющих никаких навыков, а зачастую способностей и желания, просто не дают им возможности овладеть современным оружием. Кроме того, в горячие точки вроде Сирии по определению посылают исключительно контрактников — то есть людей, профессионально способных решать задачи в боевых условиях.

Эту проблему осознают и в Министерстве обороны. В начале 2018 года на коллегии ведомства министр обороны Сергей Шойгу заявил, что до конца года число контрактников (которые в идеале должны полностью заменить призывную армию) будет доведено до 500 тысяч (точная цифра, значащаяся в открытых планах Минобороны — 499,2 тысячи человек). При этом общая штатная численность российских Вооруженных сил на 2018 год по указу президента составляет 1 902 758 человек, из них 1 013 628 — военнослужащих. Остальные — гражданский персонал. То есть контрактники к концу 2018 года уже должны составлять практически половину «военного» состава армии.

Понятно, что при всех стандартных словах про «армию — школу жизни» и про «священную обязанность каждого человека защищать Родину», служба в армии стала полноценной профессией.

Конечно, до сих пор есть стройбаты — те самые, про которые был знаменитый советский анекдот: «Там служат такие крутые бойцы, что им даже оружия не дают». Но функции тылового обеспечения армии берут на себя гражданские фирмы. А решать современные боевые задачи за год службы по призыву подавляющее большинство ребят просто не научишь.

Призыв на этом фоне становится рудиментом логики прежних войн, когда можно было побеждать «числом», а крупные битвы выигрывала пехота.

Однако армия традиционно весьма консервативный институт общества. При этом очевидная милитаризация сознания россиян в последние годы достигла рекордных отметок в постсоветской истории России. Уже никого не удивляют младенцы в форме цвета хаки (ведь ее специально шьют для них). Или то, что, например, приезжает в Чечню с визитом глава Банка России Эльвира Набиуллина, а ее зачем-то ведут на экскурсию в центр спецназа и катают на боевой машине. И, судя по фото с этой экскурсии, глава ЦБ не очень понимает, зачем она там.

Для многих юношей, особенно из провинции, военная карьера — действительно прекрасная возможность найти достойную работу в условиях, когда с работой «на гражданке» могут быть большие проблемы. При этом не очень понятно, зачем силком тащить в армию людей, которые не хотят связывать себя с военной профессией и думают только о том, как откосить. Или, если уж попались, как-нибудь «оттрубить до дембеля» и навсегда вычеркнуть из жизни эти годы. Долгое время отказ от перехода на полностью профессиональную армию было принято объяснять нехваткой денег. Но денег у России в последние полтора десятилетия (примерно столько, если не больше идут дискуссии об отмене призыва) явно стало больше. По крайней мере, военные расходы кардинально не снижаются.

И если от эффективности расходов, скажем, на строительство дорог зависит качество дорог, то от эффективности расходов на оборону — не будет ли ездить по этим дорогам враг.

У отказа от обязательного призыва в пользу добровольной контрактной армии с достойными условиями, кроме чисто военных козырей, сейчас есть еще одно важное политическое преимущество. Только что государство решилось на пенсионную реформу. Отмена призыва, несомненно, станет очень популярной реформой. Причем, как и в случае с повышением пенсионного возраста, это можно делать не одномоментно, а постепенно. Но с четко прописанным по времени графиком перехода на профессиональную армию. На нас, к счастью, никто не собирается нападать. Россия обладает вторым в мире военным потенциалом — и нет никакой другой сферы, где наша страна была бы на столь высоком месте. Доверие к армии в обществе — на самом высоком уровне за последние 25 лет. В таких условиях, несомненно, найдется достаточно желающих служить Родине не только за идею, но и за достойное материальное вознаграждение. И при этом не надо будет каждый год пытаться силой загонять в армию тех, кто служить не хочет или не может.