Роботы и люди

Роботы и люди: как изменится трудовой график в ближайшем будущем

В июне Дмитрий Медведев заговорил о возможном переходе на четырехдневную рабочую неделю. Однако ни у работников, ни у работодателей, ни у социологов и экономистов эта идея восторга не вызывает. 48% россиян не хотят переходить на четырехдневку, так как опасаются потерять в зарплате, а эксперты говорят, что это приведет к замедлению экономического роста. При этом четырехдневка — далеко не самое экзотическое предсказание, которое может сбыться при нашей жизни в не таком уж и далеком будущем.

Редакция ПМ

08.10.2019

Предсказание 1: четырехдневка, 15 или 12 рабочих часов в неделю

«Люди будут трудиться по 12 часов в неделю», — предсказал основатель Alibaba Group Джек Ма на Всемирной конференции по искусственному интеллекту в Шанхае в конце августа 2019 года.

«Сила электричества дала нам больше времени для того, чтобы по вечерам иметь возможность сходить в караоке или на вечеринку, — добавил Ма. — Благодаря искусственному интеллекту у людей будет больше возможностей быть людьми».

В своих оптимистичных прогнозах Ма превзошел даже Джон Мейнард Кейнса, который в 1930 году написал эссе «Экономические возможности наших внуков», где предсказывал, что через 100 лет технический прогресс позволит людям работать по 15 часов в неделю. По Кейнсу, к этому времени человечество достигнет достаточного уровня жизни и работать так же много, как раньше, не будет необходимости.

Уровень жизни с тех пор действительно вырос, но вот с переходом на более короткую рабочую неделю не сложилось: хотя исследования показывают, что люди более продуктивны, когда работают меньше, и чувствуют себя счастливее, обычно все упиралось в экономику. Например, в 2017 году в шведском городе Гетебург проводили эксперимент в доме престарелых: сиделкам сократили рабочий день с восьми до шести часов. Они выполняли свою работу намного качественней и сами реже болели, зато клинике пришлось нанять дополнительный персонал, а значит, потратить больше денег.

Небоскребы в Лондоне

Позитивные примеры тоже есть: Дмитрий Медведев в своем выступлении упоминал новозеландскую компанию Perpetual Guardian, сотрудники которой за четыре рабочих дня стали успевать больше, чем за пять, после того как им добавили дополнительный выходной, не уменьшая зарплату. При этом многие быстрорастущие мировые компании и их лидеры до сих пор известны своим фанатичным подходом к работе. В 1980-х в майках с надписями «Мы работаем по 90 часов» ходили сотрудники Apple, сейчас Илон Маск постит в твиттер: «Нельзя изменить мир, работая 40 часов в неделю», объясняя, почему в Tesla трудятся по 100 часов в неделю. Сам Маск в особо напряженный период 2017 года работал по 120 часов в неделю, но потом перешел на «посильные» 80−90. А основатель конкурента Alibaba JD.com Ричард Лю писал, что для него не проблема работать с 8 до 23 и иметь всего два выходных в месяц, — и ненавязчиво призывал сотрудников следовать его примеру.

К слову о реальности в противовес мечтам о светлом будущем: основатель Alibaba Джек Ма, автор оптимистичных прогнозов из первого абзаца этого текста, ранее заявлял, что не нуждается в людях, которые не готовы работать 72 часа в неделю. Его сотрудники (а также работники JD.com, Huawei и Bytedance, которому принадлежит платформа коротких видео TikTok) работают в жестком графике 996: шесть дней в неделю с 9 до 9. И утверждают, что им это не нравится: они очень быстро выгорают, но работать в таких условиях приходится, чтобы не попасть под сокращения, которые сейчас проводят многие китайские компании.

Россиян тоже скорее ждет не сокращение, а увеличение рабочей недели, считают эксперты Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. В своем сентябрьском мониторинге социально-экономического положения и самочувствия населения они отмечают, что у нас сейчас низкая безработица (всего 4,5% — это исторический минимум), а число работоспособного населения по сравнению с 2018 годом сократилось на миллион человек. В России по‑прежнему очень низкая производительность труда: по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) за 2017 год, она в 2,7 раза ниже, чем в США, и в 3,8 ниже, чем в Ирландии. Из всех стран ОЭСР ниже России в рейтинге находится только Мексика.

Собственно, основные надежды на сокращение рабочего дня связаны именно с внедрением искусственного интеллекта и повышением производительности за счет автоматизации. Ожидается, что ключевые преобразования мы почувствуем уже к середине — второй половине XXI века, и переход в это светлое будущее «в ближайшие 30 лет будет болезненным» (снова слова Ма).

Уже в 2022 году на долю машин будет приходиться 42% работы (в 2017 году автоматизировано было 29% работ) в 12 ключевых технологичных индустриях, рассмотренных в большом исследовании будущего рынка труда экспертов Всемирного экономического форума (ВЭФ), которые опросили HR-специалистов и менеджмент 300 компаний в 20 странах, включая Россию. Предполагается, что к 2022 году исчезнут 75 млн рабочих мест, причем первыми пропадут «белые воротнички», работу которых можно алгоритмизировать: бухгалтеры, секретари, юристы, операторы кол-центров, водители. В США, по прогнозу McKinsey, к 2030 году исчезнет почти 40% сегодняшних специальностей.

Взамен в мире появится 133 млн новых рабочих мест — в области больших данных, машинного обучения, искусственного интеллекта, сообщает ВЭФ. Таким образом, нельзя сказать, что машины отберут работу у людей, однако существенно изменят ее характер.

Предсказание 2: рабочего дня вообще не будет — в привычном понимании

График работы от звонка до звонка и пятидневная рабочая неделя, видимо, действительно уйдут в прошлое, как уходят промышленные гиганты с десятками тысяч рабочих.

Согласно исследованию Morgan Stanley, к 2027 году в США более половины работников будут фрилансерами, то есть их будут нанимать под определенные проекты. Не называя конкретных цифр, Всемирный экономический форум в своем исследовании о будущем работы также сообщает, что новые рабочие места, которые компании собираются внедрить взамен сокращенных, будут предполагать в том числе проектную занятость, фриланс и удаленную работу. Это явление — когда вместо штатных сотрудников компании полагаются на временных, привлеченных на аутсорсе работников — называют гиг-экономикой или гигономикой (gig economy).

Люди

Звучит заманчиво: вместо того, чтобы корпеть в офисе с 9 до 6, человек сам регулирует свою загрузку и работает комфортное для себя количество часов и в комфортных условиях (как архетипичный дауншифтер с макбуком на пляжах Бали во время московской зимы).

Однако на практике, как показывает исследование Международной организации труда (учреждение ООН, занимающееся вопросами регулирования трудовых отношений), это ведет к размыванию границ между рабочим и личным временем, большому количеству неоплачиваемых часов, когда фрилансер вынужден искать себе заказ, потере соцгарантий и общему повышению уровня тревожности по поводу завтрашнего дня.

Первыми пострадавшими от гигономики стали таксисты — с появлением Uber: работать им приходится в разы больше, чтобы получать прежнюю зарплату. Впрочем, таксистам опять же осталось недолго: по прогнозуректора ВШЭ, даже в России они исчезнут уже через десять лет (вместе с продавцами), их заменят автомобили-беспилотники.

Чтобы получать новую работу, людям придется постоянно учиться, причем за свой счет.

Предсказание 3: призрак коммунизма, или почему нам будут платить просто так

По одной из теорий, работать вообще будет не обязательно: все люди будут получать гарантированный базовый доход — просто так. Этой заманчивой идеи придерживается британский экономист, профессор Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета Гай Стэндинг. Стэнгдиг является одним из идеологов и основателей Всемирной сети базового дохода (BIEN), которая борется за экономическое равенство.

Во-первых, это справедливо, считает Стэндинг: достижения научно-технического прогресса позволят владельцам производств сильно сократить свои издержки, уволив работников, а это открывает путь к гигантскому расслоению и социальной нестабильности.

Стэндинг описал появление нового большого класса «прекариат», главная отличительная черта которого — отсутствие постоянной работы и четких перспектив. Первоначально основу прекариата составляли студенты и иммигранты, но если смотреть шире, прекарием становится любой фрилансер, а их число будет расти.

Словом, в интересах прекариата объединиться — и вытребовать себе более комфортные условия существования, например выплату базового дохода, как их предки когда-то добились 40-часовой рабочей недели (в конце XIX века были установлены первые ограничения продолжительности рабочего дня: 11,5 часа для мужчин и по 10 часов для женщин и детей).

Еще один аргумент в пользу выплаты всем гарантированного дохода приводит экономист и биограф Кейнса, профессор Роберт Скидельски: благодаря роботам экономика сможет много и дешево производить, но кто-то же должен это потреблять. Сегодня 50 работников при помощи современных машин смогут произвести столько же пельменей, сколько раньше делали 2500 человек, но при этом если есть пельмени будет некому, они будут просто не нужны.

Материал предоставлен редакцией издания Esquire

Основные виды деятельности: Работа на финансовых рынках Консультирование и сопровождение в работе на финансовых рынках Юридические услуги, связанные с регистрацией, перерегистрацией, ликвидацией российских юридических лиц Консультирование в сфере кредитования и защиты прав заёмщика Информационные услуги связанные с ведением бизнеса