Ормузский пролив: перекрытие с тремя неизвестными

Ормузский пролив: перекрытие с тремя неизвестными

Война слов в Ормузском проливе может превратиться в войну настоящую. Но превратится ли?

Иран заявил о готовности закрыть Ормузский пролив для транспортировки нефти, если США усилят санкции против него. Что это будет значить для него, для США и для мира?

Начнём с того, что заявление это покамест приписывается всего лишь Корпусу стражей исламской революции и всего лишь в лице заместителя командующего базы «Саралла» Исмаила Коусари. Обратим внимание на то, что сообщило об этом английское агентство Reuters, когда-то авторитетное и объективное, но в последнее время тоже включившееся в информационную войну на стороне США.

К тому же заявление Исмаила Коусари звучит достаточно обтекаемо:

Если они [США] собираются заблокировать экспорт иранской нефти, мы не позволим вывозить нефть в другие страны мира через Ормузский пролив».

Далее — это стало ответом на действительно наглое заявление директора отдела политического планирования Госдепартамента Брайана Хука от 2 июля, который сказал, что США собираются сократить «до нуля» нефтяные доходы Ирана с помощью энергетических санкций. Те же будут возобновлены лишь 4 ноября, до каковой даты произойдёт ещё много событий, способных повлиять решительно на всё. Вплоть до того, что не до Ормузского пролива будет.

Хотя последнее – вряд ли. Ибо Ормузский пролив – ниточка, на которой висит благополучие половины мира…

Что такое Ормузский пролив 

Ормузский пролив: перекрытие с тремя неизвестными

Это узкая полоска воды между материком Евразии и Аравийским полуостровом. Ширина 54 км, длина 195 км. На материке расположена территория Исламской Республики Иран, на аравийской стороне – Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ) и небольшой эксклав государства Оман, отрезанный от метрополии эмиратом Фуджейра, который выпускает очень красивые почтовые марки.

Ключевое значение пролива в том, что через него в прочий мир вывозятся добытые в Персидском заливе нефть и газ. В количествах. А именно – около 20% всей добытой в мире нефти. До 17 миллионов баррелей в день. При этом – это стоит запомнить для лучшего понимания дальнейшей темы – до 85% этой нефти уходит отсюда на азиатские рынки. Конкретно: в Японию (больше всего, 73%, в энергетическом балансе страны), Индию, Южную Корею и Китай. В энергетическом балансе Западной Европы проходящая через пролив нефть занимает 23%. То есть удар и по Европе в случае его перекрытия вышел бы знатный.

Что касается Ирана, то теоретически этот конвейер может обойтись и без него. Сегодня просто есть договорённость, что танкеры через его территорию входят в Персидский залив, а уходят через территорию ОАЭ и Омана, и эти два фарватера шириною в 2,5 км каждый разделены полосою в 5 км. Это имеет два следствия. Физически глубины и гидрография Ормузского пролива позволяют оставлять территориальные воды Ирана побоку. Иран, грубо говоря, не безусловен.

Второе следствие вытекает из первого: если Иран, перекрыв свою часть пролива, покусится, скажем, заминировать эмиратскую, то тем самым он становится нарушителем границы, агрессором, вышедшим из рамок международного права. А право нарушать международное право оставляют за собою только сами США. Ну, и ещё позволяют своим клевретам и Израилю. С которым, впрочем, неизвестно кто чьим клевретом является – не Штаты ли на самом деле у этого государства на посылках.

Кроме того, Ормузский пролив – из числа тех участков Мирового океана, что имеют ключевое международное значение. Вроде Малаккского или Гибралтарского пролива, Босфора и Ла-Манша. Или Суэцкого и Панамского каналов. Тот, кто отважится их перекрыть, напорется на крайнее недовольство мировой общественности. Оно бы, может, и ничего, но – основную часть недовольной мировой общественности будут составлять национальные и транснациональные энергетические корпорации. А с ними связываться – это обречь себя на песенку, которую поют безумству храбрых. Обычно на поминках…

Ормузский пролив: перекрытие с тремя неизвестными

Но если всё же перекроют? 

Как сегодня могут развиваться события, если Иран все же решится перекрыть Ормузский залив?

Поскольку обе стороны – Иран и США – грозятся друг другу преподать урок в Ормузском проливе (и уже преподавали несколько раз локально), то очевидно, что перекрытие пролива иранцами будет означать военный ответ со стороны США. Тем более что они не раз оный и обещали, и от способности Вашингтона его дать в очень большой степени зависит значение Штатов в регионе, их вес и авторитет среди собственной клиентелы. Так что военный вариант развития событий в этом случае представляется наблюдателям неизбежным.

А коли так, то есть смысл рассмотреть сперва военные потенциалы сторон.

Вооруженные силы Ирана 

Нет смысла сравнивать потенциал вооружённых сил Ирана и США. Во-первых, это несравнимо, ибо военный потенциал всегда является функцией от потенциала экономического. Причём зависимость, так сказать, обратно-прямая: сильная экономика при слабой армии жить может, а вот сильная армия при слабой экономике быстро кончается вместе с крахом экономики и самого государства. Во-вторых, сравнивать можно силы, расположенные на театре военных действий (ТВД), а тут Америку и Иран разделяет почти половина глобуса. В-третьих, из уравнения можно свободно вынести за скобки сухопутные силы, ибо в перекрытии Ормузского пролива участие иранской армии будет только фоновым.

Если же взять только то, что Иран сможет в принципе использовать для перекрытия пролива и – главное! – вооружённого обеспечения этого перекрытия, то картина будет такой (согласно свежим, за этот год, данным авторитетного портала globalfirepower):

— ВМС – всего 398 единиц (5 фрегатов, 3 корвета, 33 подлодки, 233 патрульных катера;

— в ВВС – 505 машин (150 истребителей, 158 штурмовиков, 12 ударных вертолётов;

— ракетных установок – 1533.

Кроме того, полезно знать общий состав вооружённых сил и мобилизационный потенциал:

— общая численность военного персонала – 934 000;

— находящихся на военной службе – 534 000;

— годных для службы в армии мужчин – 39 570 000.

Ормузский пролив: перекрытие с тремя неизвестными

Важный момент – ПВО. Здесь у иранцев свыше 3050 различных единиц вооружения, включая наши «Кубы», «Квадраты», «Торы-М1», С-200 и С-300, а также «Иглы» и «Стрелы». Тактических ракет – около 400 на 84 пусковых установках. Ракет средней дальности – около 40 на 32 ПУ. В ВМС – довольно пёстрый состав. Отметим 3 подводных лодки русской постройки проекта 877ЭКМ (экспортный вариант на базе проекта 877 «Палтус»), но ходят слухи, что на плаву только одна. Отметим в скобочках, что для перекрытия пролива это самый удачный инструмент: лодочки очень малошумные, но сильно зубастые – 18 торпед, 24 мины, 6 ракет ПВО «Стрела-3М».

Есть 3 мини-подлодки для действий морского спецназа. Фрегаты – лёгкие, английской постройки типа Vosper Mk5. Корветы – тоже лёгкие, американской постройки типа PF103. Ракетные и сторожевые катера – полная сборная солянка из США, Китая, Франции и так далее. Имеется под 25 десантных кораблей разных типов – от танкодесантных до катеров на воздушной подушке.

ВВС летают на 25 МиГ-29, 65 — F-4, более 60 — F-5, 24 – «Мираж», 60 — F-14, 30 — Су-24. Правда, сколько из них именно что летают – неизвестно.

Не стоит забывать, что Иран располагает ещё вооружённой силой лично аятоллы – Корпусом стражей исламской революции. В его распоряжении собственные военно-морские и военно-воздушные силы, а также морская пехота. Общая численность – до 130 тысяч бойцов.

Ответная мощь 

Американские силы определить сложнее. Формально на ТВД у Америки должен работать 5-й флот, но он постоянного состава не имеет, а получает на ротационной основе соединения из бывшего Атлантического (ныне просто Командование Военно-морских сил США) и Тихоокеанского флотов. Так что говорить приходится о тех авианосных группировках, которые США смогут оперативно пригнать в Персидский залив. Понятно, что при наличии 11 АУГ перебросить сюда 2–3 проблемы не представляет. Тем более что были подобные прецеденты.

Да из Средиземноморья может действовать 6-й флот. Да Англия наверняка пришлёт авиацию и спецназ, а то и возжелает опробовать в деле свой новый авианосец «Королева Елизавета».

В общем, спрогнозировать, что применят американцы против Ирана, и просто – всё, что смогут, кроме сухопутных сил, — и сложно – трудно понять, что именно будут применять. Но эксперты едины в одном: при любом развитии конфликта США всегда найдут, чем перекрыть любую иранскую силу.

Ормузский пролив: перекрытие с тремя неизвестными

В военном, конечно, отношении. Как и насколько далеко зайдут США в политическом отношении, не знает никто.

Но точно так же никто не знает, насколько далеко захочет зайти Иран. Во всяком случае, в предыдущей попытке перекрыть Персидский залив и Ормузский пролив во время ирано-иракской войны конца 1980-х годов, иранцы на практике не отваживались нападать на военные корабли, а также на танкеры, военными кораблями сопровождаемые. Ибо военный корабль – не только ударная мощь, но прежде всего – тотальная разведка и зоркие глаза и уши на базе самой передовой науки. Подобраться к нему чрезвычайно тяжело для тех, у кого технологический уровень ниже – кому, фигурально говоря, нечем те глаза и уши закрыть или отвлечь.

В этом смысле иранские вооружённые силы флоту США тоже не соперник.

Война в море и в воздухе 

В общем, по мнению опрошенных экспертов, в том числе и специализирующихся на военно-морской тематике, перекрытие Омузского пролива Ираном может выглядеть следующим образом.

Иран осуществит минные постановки в своих территориальных водах. Попытки захода в территориальные воды ОАЭ и Омана будут пресечены безжалостным образом. Используя эти действия как предлог, военно-воздушные и ракетные средства США нанесут удары по главной военно-морской базе в Бендер-Аббас, военно-морским базам Бушир и Чахбехар, а также по пунктам базирования ВМС Ирана в Бендер-Шахпур и Бендер-Ланге. В этом случае конфликт будет иметь ещё ограниченно-военный характер и имеет шанс не перерасти в нечто более серьёзное. Американцы накажут иранцев, иранская пропаганда замажет потери восторгом по поводу пары-тройки десятков сбитых американских «Томагавков« – и все разойдутся по углам ринга, более или менее довольные собою.

В случае продолжения Ираном военных действий эксперты прогнозируют продолжение нанесения воздушных ударов со стороны антииранской коалиции – с расширением их географии на военно-воздушные, ракетные и сухопутные базы противника. И ожидать, когда Тегеран запросит перемирия.

Если же тот продолжит упорствовать, то бомбардировки затронут уже промышленные и инфраструктурные объекты Ирана. Не исключено, что под шумок и израильтяне прилетят побомбить ядерные объекты Ирана – если их до того времени не растерзают американцы.

Война в политике 

Здесь лучше всего следовать французскому совету: soyez bref – будьте кратки. Ибо с точки зрения политической предсказать невозможно вообще ничего.

Во-первых, перекрытие пролива больнее всего ударит не по США, а по странам Дальнего Востока. В том числе Китаю, который относится к Ирану благосклонно. Что потребует Пекин от Тегерана в плохом случае, эксперты только гадают, но уверены, что – ничего приятного. Во-вторых, прежнее ещё разрешение иранского парламента на блокирование Ормузского пролива действует только для нефтяных танкеров. Если американцы начнут их тупо сопровождать своими боевыми кораблями, то далеко не факт, что аятоллы, которые окончательное решение и принимают, отважатся на серьёзную войну против США с описанными выше перспективами.

В-третьих, Иран может захотеть в отместку США немножко попортить жизнь Израилю через своих прокси в Сирии. Тем самым он поставит под удар все победные достижения в сирийской гражданской войне и геополитические результаты, полученные там Россией. Что на это скажет Москва, гадать не нужно. Лёгкую репетицию этого мы видим сегодня в Дараа, где Россия ценою замедления наступательных действий и охлаждений отношений с Тегераном всё же убедила иранцев спрятать «Хизбаллу» и других прокси где-нибудь в провинции Дейр-эз-Зор.

Ормузский пролив: перекрытие с тремя неизвестными

Наконец, эта война автоматически вернёт в регион США, коих оттуда так умело, незаметно и последовательно вытесняет сегодня Россия. А этот вариант не устраивает очень многих, в том числе и сам Иран. Ведь именно сокращение присутствия Америки на Ближнем Востоке увеличивает вес Ирана в регионе. Стоит ли терять это достижение ради гордой позы?

Как известно из математики, одно уравнение с тремя неизвестными имеет бесконечно много решений. А тут неизвестных гораздо больше. Но всё же решение его математика даёт. Для этого всего лишь надо двум неизвестным придать произвольные значения. Будем надеяться, что одним из значений будет отрицательное отношение России и Китая к военному решению со стороны Ирана, а другим – неоспоримая мощь США в случае начала реальной войны.

Тогда третье неизвестное будет решено на уровне не выше словесных угроз в Ормузском проливе.

Покровский Александр