Нахер. Место самого масштабного сражения Столетней войны

Нахер. Место самого масштабного сражения Столетней войны

История

01.04.2019

Короля же имя — Педро,
С прибавлением — Жестокий.
Но сегодня, как на счастье,
Спят в душе его пороки;

Он любезен и приятен
В эти редкие моменты,
Даже маврам и евреям
Рассыпает комплименты.

Господам без крайней плоти
Он доверился всецело;
И войска им предоставил,
И финансовое дело.
(Генрих Гейне. Диспут.)

Спросите любого, какие самые известные битвы Столетней войны он знает, и можно, в общем-то, не сомневаться, что, вспомнив школьный курс или книги Мориса Дрюона (если, конечно, он их читал!), он назовет либо Пуатье, либо Креси. Но на самом деле это совсем не так. На самом деле самая масштабная битва времен Столетней войны имела место вовсе не на землях Франции, а в Испании.

Нахер. Место самого масштабного сражения Столетней войны

Битва при Нахере. Миниатюра из «Хроник» Жана Фруассара (XV век). Слева англичане, справа французы и испанцы. (Национальная библиотека Франции, Париж)

В ней сошлись два монарха, претендующих на трон Кастилии и Леона: король Педро Жестокий, за которого стояли англичане, и Энрике (Генрих) II – креатура французов. И вот учитывая количество сражавшихся, эту битва по меркам XIV века битва можно считать одной из самых крупных. Ведь численность участвовавших в ней воинов была больше, чем в тех же знаменитых сражениях и при Креси, и при Пуатье.

Миниатюра из «Хроник» Жана Фруассара (XV век). Примечательна нетипичная для Средневековья атака латников в пешем строю. (Национальная библиотека Дании, Копенгаген)

А было так, что в 1366 году в Испании вспыхнула гражданская война, которую начал Генрих (Энрике) де Трастамара — бастард Альфонсо XI, который только тем и занимался, что 1354 года много раз воевал со своим сводным братом, от которого прятался во Франции. Что касается короля Педро I, то он не зря заслужил прозвище «Жестокий». Он сурово обходился с кастильской знатью, которая его не слишком его «одобряла», но и имел глупость поссориться с французами: женившись на Бланке Бурбонской – родственнице короля Карла V, он уже через три дня заточил ее в темницу и начал открыто сожительствовать с любовницей. В то время король мог многое себе позволить, однако все-таки должен был следовать нормам морали и установлениям матери-церкви. А тут дошло до того, что в «семейные дела» Педро должен был вмещаться Папа Римский Иннокентий VI, который пригрозил «сладкой парочке» отлучением от церкви.

Словом, на стороне Генриха оказались и Папа, и король Франции, не говоря уже про «общественное мнение». И получилось, что интересы Франции И Генриха совпали, следствием чего стала отправка в Испанию большого войска наемников, которыми командовал сам Бертраном дю Гекленом – в то время лучший полководец Франции.

Битва при Нахере. Миниатюра из манускрипта из библиотеки Пирпонта Моргана в Нью-Йорке.

Есть, правда, и такая точка зрения, что Карл V просто хотел избавиться от многочисленных отрядов наемников-бригандов, наводнивших страну в годы Столетней войны и которых в условиях затишья боевых действий было сложно удержать в узде. В результате лишенный поддержки Педро Жестокий потеря трон и вынужден был искать поддержки у… Черного Принца, который как раз в это время находился в Аквитании. И Эдуард решил Педро поддержать, вспомнив пословицу, что враг моего врага – мой друг! Ведь было понятно, что, возвратив Педро трон, ему можно будет рассчитывать на благодарность последнего, что давало ему союзника против Франции на ее южной границе. Ну и материальный интерес тоже играл свою роль. За помощь Педро обещал Эдуарду хорошие деньги.

Испанские рыцари выступают в поход. 1325 – 1347 гг. Фреска в замке рыцарей ордена Калатравы Альканиз в Теруэле, Испания.

Та же фреска на арке. Увеличенное изображение. (Замок рыцарей ордена Калатравы Альканиз в Теруэле, Испания)

А дальше начались чисто средневековые феодальные «игрища». Получив трон, Генрих принялся «королевствовать», а наемников… отпустил за ненадобностью, сохранив лишь ядро французских ветеранов Бертрана дю Геклена. И пошли эти наемники солнцем палимы к… Эдуард Английскому, который их тут же и завербовал… и двинулся вместе с ними в Испанию. Тут, правда, было одно серьезное «но». Услуги профессиональных солдат стоили дорого, поэтому Эдуарду требовалось разбить врага как можно быстрее. Пришлось переходить через горные перевалы зимой, в феврале, когда в Испании в горах лежит снег и дуют ледяные метры. За переход через территорию Наварры ему пришлось заплатить ее королю Карлу II, которому перед этим уже заплатил Генрих II чтобы тот перекрыл англичанам дорогу через эти те же самые перевалы. И, очевидно, что англичанин дал больше, так что дорога ему была открыта. Перейдя горы у Ронсеваля, «Черный Принц» и изгнанник Педро направились к Бургосу – тогдашней столице Кастилии. Затем они направили отряд из 100 тяжеловооруженных всадников на разведку. Но вышло так, что как раз в это время 6000 испанских солдат, которыми командовал брат короля Генриха, напали на лагерь английского авангарда и нанесли англичанам серьезные потери. Мало того, отходя назад они встретили отряд разведчиков и полностью его уничтожили.

Лагерь испанских рыцарей. Фреска в замке рыцарей ордена Калатравы Альканиз в Теруэле, Испания.

После этого противники сошлись, разбили укрепленные лагеря, и больше недели смотрели друг на друга: кто решится сделать первый шаг, причем оба войска жестоко страдали от зимних холодов. Педро и Эдуард терпели-терпели и не выдержали: снялись ночью с лагеря и направились через Кантабрийские горы, и реку Эбро к Бургосу. Генрих последовал за ними, и пытаясь преградить им дорогу на Бургос, оказался в итоге на широкой равнине неподалеку от небольшого селения под названием Нахер.

Эффигия датируемая 1305 г. Считают, что это сэр Роберт Кейнс. Церковь Святой-Марии, Додфорд, Нортгемптоншир, Англия.

И уж тут все поняли, что битвы не избежать. Потому, что еще одной лагерной недели под открытым небом никто бы просто не выдержал. Оба войска начали строиться для боя, стараясь полностью использовать ранее приобретенный боевой опыт. Так, например, обе армии состояли из трех «дивизий». Причем, английские «дивизии» состояли примерно из равного количества всадников-латников и лучников. «Дивизией» на левом фланге командовал Генри Перси, граф Нортумберлендский и Оливье де Клиссон. В центре находились Эдуард «Черный Принц» вместе с Педро Жестоким. Правым флангом командовали де Бюш, Арно д’Альбер и испанец Энрикес. Центр прикрывал выдвинутый вперед авангард из 3000 латников, которых поддерживали 3000 лучников. Причем латники находились в центре, а лучники стояли на их флангах. Во главе авангарда стояли Джон Гонт, 1-ый герцога Ланкастерский и третий сын короля Англии Эдуарда III и Филиппы Геннегау, а также сэр Джон Чандос, виконт Сен-Совер-ле-Виконт – прославленный английский рыцарь и сенешаль Аквитанияя*. В арьергарде у англичан находились из союзники-гасконцы и наемники. Всего около 3000 спешенных всадников в тяжелом вооружении и примерно столько же лучников Якова (Хайме) IV, короля Майорки.

Эффигия барона Питере де Грандиссана, ум. в 1358 году, похоронен в нише Херефордского собора, в Англии.

Что же касается армии короля Генриха II, то она также была построена тремя «дивизиями» на флангах которых находились хинеты, арбалетчики, а также всадники в тяжелом вооружении. В центре были поставлены самые отборные конные латники общей численность 1500 человек. Левое крыло возглавлялось братом Генриха II, Тельо, и великим приором ордена госпитальеров. Сам Генрих командовал центром, а правым флангом – граф Дения, его сенешаль, и магистр ордена Калатравы. Против английского авангарда встали французы дю Геклена, затем испанские латники маршала д’Одреема, и рыцари испанских духовно-рыцарских орденов, общей численностью 2500 человек и тоже все спешенные. Поддерживать их должны были воины легкой и средней пехоты, включая пращников, арбалетчиков и альмогаваров – воинов-метателей дротиков из Арагона. Что касается огромного арьергарда армии Генриха II, то он целиком состоял из пешего ополчения разных городов, отличавшегося не только низким боевым духом, но также исключительно «пестрым» вооружением.

Мусульманский всадник со щитом адаргой поражает христианского рыцаря. Фреска из «Зала Правосудия», Альгамбра, Гранада, Испания, 1350-1399 гг.

Этот же сюжет взять в основу работы современного художника В.Королькова. Только в качестве жертвы изображен дон Альваро де Кабрера Младший, эффигия которого находится в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.

Что касается своего состава, то обе армии представляли собой типичные феодальные войска, собранные из совершенно разных и порой случайных людей. Например, армия Генриха II помимо пехоты городских ополчений и нанятых им арбалетчиков, хинетов и альмогаваров, состояла из рыцарей госпитальеров и испанских духовных орденов Калатравы, Алькантары и Святого Яго, а также французских рыцарей, так называемых «вольных копий» или «рыцарей одного щита» под командованием Бертрана дю Геклена. Что касается «английского войска», то оно таковым могло считаться только по названию. Только 400 рыцарей и еще 600 лучников, которыми командовал Джон Гонт, прибыли сюда из Англии. Все остальные были собраны из самых разных государств Европы: Аквитании, Нормандии, и Лангедока.

Большой добль (гран добла) Педро Жестокого. Аверс. (Национальный археологический музей, Мадрид)

Та же монета. Реверс.

Здесь нужно будет немного отвлечься от происходивших событий, чтобы отметить следующее важное обстоятельство – различие в тактике испанцев, французов и англичан. Испанцы до этого сражались в основном с маврами на юге Испании. Для этого использовались отряды легкой конницы и пехоты. Большинство военных операций сводились к кавалерийским рейдам на территорию противника и обороне городов от их ответных нападений. Крупные сражения в поле для Испании были редкостью.

Золотой франк французского короля Жана Доброго, ок. 1350–1364 гг. Аверс. Изготовлен в Пуатье, Франция. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Золотой нобль короля Англии Эдуарда III, ок. 1361–1369 гг. Аверс. (Метрополитен-музей, Нью-Йорк)

Французы уже поняли, что в конном строю укрывшихся за кольями англичан атаковать бессмысленно. Они поняли. что взбесившиеся от боли раненые лошади разрушают строй, а туши убитых животных только лишь усугубляют положение на поле боя. В результате они отказались от атак в конном строю и решили, биться с англичанами спешившись. Рыцарю достаточно было всего лишь наклониться, чтобы падающие сверху стрелы отскакивали бы от его шлема и наплечников!

Английский «длинный лук» длиной 32 дюйма. Современная реконструкция.

Англичане как начали побеждать при помощи своего длинного лука, так на этом и остановились – «от добра добра не ищут». Против незащищенных доспехов людей и лошадей использовались широколопастные V-образные наконечники, наносившие широкие раны, вызывавшие сильное кровотечение. Против кольчужных доспехов использовались длинные — 100—150 мм — и тонкие игольчатые наконечники. С начала XIV столетия стали использоваться пулевидные конические наконечники. Такие наконечники пробивали и пластины появившихся в это время панцирных доспехов, если только не попадали в них под острым углом. Вытащить застрявшую в теле стрелу было непросто. Нужно было снять кольчугу, а это приводило к тому, что рана травмировалась еще больше. Так что воевать с английскими лучниками было все так же тяжело, как и раньше. Англичане ставили их на флангах и те вели огонь по атакующему противнику сначала навесным огнем, а затем, уже вблизи, прицельным. Если даже враг и прорывался к их строю, лучники сразу отходили назад и вперед выступали спешенные латники.

Английский лучник эпохи Столетней войны. Рис. Пабло Отерайля.

Битва началась с атаки хинетов, которые занялись тем, что принялись отвлекать на себя внимание английских лучников. Одновременно с этим французские спешились, и оставив своих коней, двинулись в атаку на англичан. Тут опять надо отметить, что лучники довольно редко стреляли так, как это показано в кино –то есть прямо в цель. Как уже сообщалось выше, обычно велась навесная стрельба по команде командиров, чтобы стрелы падали на противника сверху. Именно поэтому всадники были более легкой целью, чем пехотинцы латники. Так что можно сказать, что атака французов на англичан увенчалась успехом и те подались назад. Шла отчаянная рукопашная схватка. Но вот тут хинеты, что находились на флангах, не устояли под огнем лучников, и покинули поле боя. «Дивизии» англичан тут же этим воспользовались и атаковали французов на флангах и в центре. Считается, что соотношение англичане и французов в этой схватке составляло 2:1, что, конечно, не могло не сказаться на эффективности действий англичан, которые тут же начали теснить наполовину окруженных пеших французов. Увидев бедственное положение своих передовых сил, Генрих приказал коннице бросится в атаку. И его всадники три раза атаковали позиции англичан, но ничего не могли сделать против 7000 лучников, буквально засыпавших их стрелами. Испанцы этого ужаса не выдержали и покинули поле боя вслед за хинетами.

Сэр Джон Чандос в битве при Нахере. Рис. Ангуса МакБрайда.

Герб сэра Джона Чандоса.

Между тем Эдуард направил 4000 солдат из своей основной «дивизии» на помощь Джону Гонту. Таким образом соотношение сил в центре стало 4:1 в пользу англичан, даже не считая их лучников. Увидев подход свежих сил, пехота испанцев, находившаяся в арьергарде армии Генриха, запаниковала… и побежала вслед за всадниками и хинетами. Англичане начали их преследовать и многих перерезали в селении Нахер, тогда как другие утонули в реке, которая через него протекала и как раз именно в это время широко разлилась. Тут Эдуард ввел в бой последний резерв, ставший соломинкой, сломавшей спину верблюду. Хотя французы и сражались отважно, но, потеря трети их численности, сломила их мужество, и они сложили оружие. Хронист Фруассар сообщает о том, что было убито 560 латников и 7500 прочих воинах (не считая тех, кто утонул в реке) в армии Генриха против всего лишь четырех латников и 40 простых воинов в армии Педро Жестокого.

Бертран дю Геклен (1902). Э. Фремье. Динан, Франция.

Любая битва – это массовое убийство, резня, трагедия тысяч людей. Но потом за ней чаще всего следует самый настоящий фарс, над которым ну просто нельзя не посмеяться, хотя в основе его и лежат кровавые события. Одержав победу руками англичан, Педро Жестокий отказался заплатить Чёрному Принцу за его наемные войска. И тому ничего не оставалось, как убраться из Испании восвояси. Но жадность до добра не доводит, и уже очень скоро ему вновь пришлось воевать за свой трон. А Генрих… сумел бежать с поля проигранного им сражения, избежать позорного и разорительного плена, и начал готовиться к новой войне. В Арагоне и в южных французских землях он набрал новое войско, взял Леон и осадил город Толедо. Педро Жестокий уже не мог обратиться за помощью к англичанам – «солгавший раз, кто дважды тебе поверит!» – и потому нашел себе союзников в лице мавров с юга Испании, португальцев и даже евреев! Естественно, что столь странное войско, состоявшее из людей люто ненавидевших друг друга, было вскоре разгромлено.

Битва у стен замка Монтьель. «Хроники Фруассара» (Национальная библиотека Франции, Париж)

Педро, однако сумел бежать и укрыться в замке Монтьель. Но от судьбы не уйдешь. Проиграв битву у стен этого замка, и он все равно оказался в плену. Генрих решил с ним встретиться, и нет, чтобы тому повиниться в своих грехах, раскаяться, воззвать к братской любви и христианскому милосердию – нет, Педро, затеял ссору, и кончилось все тем, что Генрих заколол своего братца кинжалом.

Смерть Педро Жестокого. «Большие французские хроники» (XIV век). (Национальная библиотека Дании, Копенгаген)

Французский хронист Жан Фруассар так рассказывает о его кончине:
«Как только король Энрике (то есть Генрих – прим. автора) вошел в спальню, где находился дон Педро, то сказал: «Где этот сын еврейской шлюхи, что называет себя королем Кастилии?». Дон Педро, который был таким же смелым, как и жестоким, выступил вперед и сказал: «Так же как ты сын шлюхи, я — сын Альфонсо». Сказав это, он схватил своими руками короля Энрике и начал с ним бороться и, будучи сильнее, он подмял его под себя на обарду, или, как ее называют по-французски, на шелковое стеганое покрывало или одеяло. Схватившись рукой за кинжал, он бы непременно его убил, если бы не присутствовавший здесь виконт де Рокаберти, который, схватив дона Педро за ногу, перевернул его, благодаря чему король Энрике оказался наверху. Он немедленно извлек свой длинный кинжал, который носил за поясом, и вонзил его в тело дона Педро. Сопровождавшие короля люди вошли в шатер и помогли ему покончить с доном. (…) Те, кто убили его, оставили тело три дня без погребения, что очень печально с точки зрения гуманности, а испанцы над ним смеялись».

Убийство короля Педро Жестого на миниатюре из «Больших французских хроник» (XIV век). (Национальная библиотека Франции, Париж)

Судьба всех остальных участников этой эпической битвы сложилась по-разному. Бертран дю Геклен сдался сэру Джону Чандосу, и тот увез его в Англию. Но пленником он пробыл недолго, потому, что король Карл V тут же выкупил его у англичан, заплатив огромную сумму в 100 000 ливров. И это именно он, возвратившись после плена, опять отправился Испанию, где и помог Генриху в его противостоянии с Педро Жестоким. Кстати есть версия, что это именно он схватил Педро за ноги и помог своему сюзерену нанести брату роковой удар! В благодарность за победу при Монтьеле (или за победу и за собственную жизнь!) тот наградил дю Геклена земельными владениями, приносившими 20 000 ливров в год. В 1370 году дю Геклен был отозван во Францию, где король сделал его своим коннетаблем и одним из ближайших советников. И это именно он предложил новую тактику борьбы с англичанами. На занятые ими территории следовало совершать постоянные набеги, нарушать их коммуникации, отбивать захваченные ими замки, но не вступать в решительное сражение на поле. То есть – тактику партизанской войны. И она оказалась настолько эффективной, что французы с ее помощью вернули себе многие земли, потерянные ими по мирному договору в Бретиньи.

Что же касается Эдуарда Чёрного принца, то он вынужден был распустить свою наемную армию, и возвратиться назад в Аквитанию. Правда, имея множество пленных, он получил за них большой выкуп. Тем не менее, его сумма не покрыла расходов на войну и ему пришлось поднять налоги. А повышение налогов дело для монарха всегда опасное. Многие гасконские сеньоры тут же переметнулись к французскому королю. Еще одна серьезная денежная потеря имела место в 1372 году, когда кастильский флот под командованием короля Генриха разгромил английский флот у берегов Ла-Рошели. При этом на захваченных судах оказалось 12 000 фунтов стерлингов. И это тоже больно ударило и по казне, и по престижу Чёрного Принца. К тому же он так и не придумал, чем можно противостоять тактике дю Геклена из-за чего англичане начали терять свои земли во Франции. Уже к 1376 году они потеряли Они, Нормандию, Пуату, Сентонж и значительную часть Аквитании. Так что хотя Эдуард и победил испанцев и французов в Испании, конечным итогом его карьеры стало очевидное поражение его страны.

Автор: Вячеслав Шпаковский

Основные виды деятельности: Работа на финансовых рынках Консультирование и сопровождение в работе на финансовых рынках Юридические услуги, связанные с регистрацией, перерегистрацией, ликвидацией российских юридических лиц Консультирование в сфере кредитования и защиты прав заёмщика Информационные услуги связанные с ведением бизнеса