Равенство роботов и людей

Равенство роботов и людей: как построить децентрализованную социальную сеть будущего

СТАТЬИ 

29.04.2020

Завершая цикл статей о недостатках алгоритмов (D/L)PoS, соавтор книги «Web 3.0. Настоящее вчерашнего завтра» Владимир Попов рассказал о децентрализованных социальных сетях (ДСС) и интернете будущего, в котором нельзя выключить сайты и ограничить доступ к информации.

Сегодня уже есть несколько работающих решений:

  • Steem.
  • Golos (ранее — форк блокчейна Steem, сейчас — Dapp в блокчейне CyberWay).
  • dTube (нечто среднее между «IPFS для видео» и Steem для него же; из ближайших аналогов — Livepeer, но с функционалом близким к стоку).
  • Hive — форк Steem, образовавшийся из-за противостояния с Tron.
  • Commun — социальная сеть на блокчейне CyberWay.
  • VIZ — ДАО для оцифровки социального капитала любого проекта, будь то YouTube-канал или же Telegram-бот.
  • Memo — простейший сетевой блокнот на Bitcoin Cash.

Есть даже целый протокол для построения соцсетей — ContentsProtocol.

Помимо этого существуют сервисы, направленные на монетизацию аккаунтов в классических соцсетях: как, например, cointigo.io. Есть проекты в разработке: в первую очередь Voice от Block.one, где предполагается оплата за верификацию и другие бонусы. Или менее известный SteepShot, который до сих пор не вышел в свет в нормальной версии.

Еще существует Twister (ака децентрализованный Twitter), который реализует функционал классических соцсетей. Сюда же следует отнести:

  • аналог Tinder — Legalfling.
  • аналог Википедии — Everipedia.
  • Bitrad.io — сервис монетизации прослушивания радио-стримов.

Отдельная история это VR-пространства, схожие по целям с Second Life, но основанные все же на принципах блокчейн-сообществ. Decentraland — яркий представитель.

Несмотря на инновации, получается, что каждый из реализованных проектов пробует переложить на рельсы ДРС (децентрализованных и/или распределенных систем) старые мотивы и принципы архитектуры, большую часть которых мы рассмотрели в предыдущих частях.

Космические ракеты и алгоритмы, или что удерживает децентрализацию в зачаточном состоянии

Какие минусы у такого подхода? С одной стороны, есть некая наследственность (преемственность), но с другой — мы вязнем в тех очевидных минусах, которые рождаются от скрещивания децентрализации и централизации. Попробую изложить вопрос шире.

ДСС может быть в одной из следующих ипостасей:

  • Dapp — децентрализованное приложение.
  • ДАО — децентрализованная автономная организация.
  • Блокчейн.
  • Мультиблокчейн.
  • Следующий/иной уровень.

Во-первых, многие считают, что ДАО уже по содержанию, чем DeFi, но это не так, поскольку оцифровать можно не только финансовый, но и социальный и иные виды капитала (даже эмоциональный).

Во-вторых, разница между Dapp и ДАО может быть условной, если смотреть с позиции функционала, сложности реализации и т.д.

Например, Golos — Dapp (CyberWay); Steemit — Dapp (Steem), но если взглянуть на биткоин как на сеть, увидим полноценное ДАО. В этом смысле все не так просто, как кажется неофитам, прибывшим на новой волне малого хайпа ДАО/DeFi.

Везде есть допустимый уровень децентрализации. Как его достичь в ДСС?

Общие решения для ДСС

Чем больше способов хранения, тем лучше. Почему все зациклились на IPFS? Да, решение эффективное, но разве на нем заканчиваются p2p-хранилища?

Судя по тестовой сети, Filecoin уже не просто IPFS, а нечто принципиально иное. То же касается Sia, Storj и других. Но и это — не последний шаг.

Не стоит забывать про то, что есть пиринговые файлообменные сети предыдущих поколений: I2P, Tor и другие. И список внушительный. Наконец, есть торренты: magnet-ссылки вкупе с существующими решениями внутри ДРС дают отличные возможности для открытого хранения данных.

Здесь, безусловно, возникает вопрос о том, насколько быстрым может быть хранение, если нужно нечто скрыть от глаз (этим как раз занимается Filecoin и аналоги). Возьмем за основу, что решения уже есть/разрабатываются — сейчас этого достаточно. Вопросы же пропускной способности и связанные проблемы раскрыты в первых частях.

Во-вторых, ДСС должна быть не просто массовой, построенной на доверии через криптографию, открытой, но и справедливой. Никто не призывает к цифровому коммунизму, но, как минимум, награждены должны быть все активные и (но не или) полезные участники сообщества. Риск захвата власти через владение/хранение долей (стейкинг), валидацию, голосование должен минимизироваться.

Попробую показать в сводной таблице на ряде примеров:

Можно описать и другие аспекты, но соль не в этом. Для полной децентрализации необходимо учесть всего один принцип — каждый шаг построения ДСС должен обладать собственным уровнем децентрализации: домен, хостинг, распределение нагрузки (как через пропускную способность, так, например, и через «железо») и т.д. В свою очередь это невозможно без большого числа различных участников: делегатов/майнеров, держателей полных нод, пользователей, разработчиков и прочих.

Первый важный параметр ДСС — N(p): participant number или сокращенно PartNum. Что это дает? Группы для разработки — такие, чтобы хватало одной «пиццы на прокорм»: от 3 до 10 человек. Количество инвайтов на одного пользователя: от 3 до 10 (закон 6 рукопожатий: эмпирические правила важны для построения антихрупких систем).

Это приводит к следующему параметру — N(p)min. Пока проект держится на энтузиазме одного/нескольких разработчиков и других участников — это не важно, но при масштабировании ситуация меняется. Посмотрите на долгую историю борьбы за Golos.

Наличие различных команд разработчиков не так давно помогло Ethereum Classic, а независимый аудит кода предотвращает от уязвимости CVE-2018-17144 и ей подобных. Но это — первый шаг.

Поясню на самом простом примере — на сайтах. У Golos было несколько клиентов (golos.io, golos.id, goldvoice и другие); у Commun — он по сути один и это явно не делает ее менее уязвимой к блокировкам и прочим методам силового воздействия, включая банальную DDoS-атаку или работу Роскомнадзора. То же самое касается бесконечных кошельков, которые не дают пользователю приватных ключей: на таком фундаменте сложно построить ни сеть, ни новое мышление.

Равенство всех и вся

Шаг второй — равенство. Для ДСС важно, чтобы субъект и объект были не просто равны (транзакционно), но и имели явные отличительные особенности. Сейчас вся надежда на тест Тьюринга, но он представляет скорее версию цифрового расизма, когда боты, ИИ, виртуальные аватары и т.д. имеют меньше прав, нежели «человек истинный» или некие сообщества, созданные людьми.

Одним из способов разрешения конфликта может стать система глобальной репутации: при подключении к любой сети, от локальной меш-сети до полномасштабного IoT с десятками миллиардов подключенных устройств, каждый имеет нулевую репутацию, а дальше — доказывает все через транзакции. Можешь быстро решать нетривиальные уравнения? Отлично, и не важно — человек дождя ли ты или некий новый алгоритм внутри какой-то нейронной сети, подключенной к Интернету. Хочешь писать пространные тексты по теме творчества Камю? Тоже сойдет, и, поверьте, здесь программные роботы уже не так плохи, как вы думаете.

S == O — равенство, но не тождество! Subject-to-person equality, которое еще предстоит познать. Но уже сегодня чат-боты отвечают на наши вопросы, делают звонки для анкетирования, а другие «роботы» подбирают для нас (Alisa от Яндекс) или находят (Shazam) музыку и фильмы (Netflix) и т.д.

Подобный подход позволяет не акцентироваться на наличии у устройства разума/интеллекта, а сосредоточиться на полезности.

На самом деле тот же Facebook или Telegram именно так и поступают. Да, есть определенные ограничения при регистрации, но в целом системы функционируют. Хотя число фейковых аккаунтов не сокращается.

В прошлый раз уже рассказал, как решить проблему спама, который преследует нас с момента создания интернета (до 80% трафика на него приходилось в разные периоды). Не подключен, не подписан — нет зловредных данных.

Но S == O дает нечто большее: перестаем сосредотачиваться на постоянном фильтровании, как ни парадоксально, а, напротив, акцентируемся на том, что важно.

Что такое фомиты? Если я — не вирусолог или другой специалист, который с ними сталкивается, то мне не очень интересны рассылки, статьи, заметки, эссе, диссертации, фильмы по теме и т.д. Если же пришло время Covid-19, то сам заинтересован узнать о вирусах как можно больше, быстрее и подробней. И главное — без фейков, а они возможны только там, где есть уровень доверия к источнику. Напомню еще раз — блокчейн это про НЕдоверие.

От парадигмы «мы получаем то, что кому-то нравится» (будь то Siri, поисковый алгоритм Google, «друзья» в ленте VK или кто-то/что-то еще) к парадигме «получаем только то, что нравится/полезно именно нам».

Чтобы оценить тезис по достоинству, приведу еще несколько примеров. Всем известно, что Google, Apple, Microsoft, Facebook и другие гиганты анализируют почту и переписку иного рода, звонки и т.д. Что мы получаем взамен? «… вещи, которые нам не нужны, за деньги, которых у нас нет, чтобы впечатлить людей, которые нам не нравятся».

#fExit: сообщество объявило бойкот Facebook

В предлагаемом же подходе все иначе:

  • те сегменты, которые не нужны в данном моменте, не должны фильтроваться SaO (Subject-and-Object). Этот тезис давно используется в тайм-менеджменте, но почему-то мы до сих пор тратим время на бесконечное листание ленты и залипаем на TikTok-формате.
  • кто бы и что ни советовал — (раз)решение, конечный итог формирования, условно — белый список, остаются за нами. Сейчас все строится на банах, а это по существу — цифровая смерть SaO. Пора перебраться на “светлую сторону” и научиться общаться там и с теми, где от этого будет больше пользы, чем вреда.

Проблема в том, что кажется, будто и сегодня выбор делаем мы, но это — не так: таргетированная реклама, кастомизированная лента, Flipboard или закрытый ныне Surfingbird, смена обоев на рабочем столе под геолокацию — все это составные элементы одного кластера под названием «выбор сделан за нас».

И именно это достижение — Radical Transparency (радикальная прозрачность) — наименьшее из тех, которые были оценены социумом по достоинству с момента появления блокчейна. Большинство отказывается верить, что для верификации/аутентификации хватает именно транзакционной, а не субъектной идентификации. Хотя Сатоши именно ее было достаточно, чтобы сделать одно из величайших изобретений человечества и остаться при этом анонимным.

Подобное возможно только в случае, если SaО становится реальностью, и сегодня мы видим первые признаки этого.

  • Lilmiquela — виртуальный инфлюенсер имеет более 2 млн подписчиков в Instagram;
  • Мику Хацунэ живет и здравствует аж с 2007 года;
  • участки Second Life или того же Decentraland стоят вполне конкретных денег.

То есть граница между виртуальным и реальным стирается, а это основа не только для Web 3.0, но и ДСС в частности. Но не только из онлайна в офлайн, но и наоборот: беспилотные автомобили оцифровали водителей; дома, построенные посредством 3D-принтера, в целом сделали «телеграфную передачу» вещей фактом; квадрокоптеры, оцифровывающие местность вслед за Google-автомобилями, и т.п. помещают нас не в мир карт, но именно в мир иного порядка.

Пока тезис S == O будет для большинства загадкой, задача энтузиастов претворять его в жизнь. Иначе все страшные сказки об ИИ станут реальностью, ведь контролировать его через централизованные и/или закрытые решения означает создавать угрозу всему человечеству.

Распределенная же (для начала можно и ДСС) и открытая социальная сеть, построенная на принципе равенства всех и вся, и станет первым уровнем защиты. Отчасти этот подход, оценки через полезность, уже реализован: будь то шардинг или PoI, когда доверяем не скомпрометированным суперузлам (СУ), а тем, кто действует по правилам; или прогнозирование трендов через экспертные оценки, где в качестве одной из позиций могут быть данные (реже — информация) от нейронной сети и прочее.

Это шаг номер два. Шаг номер три — вложенность.

Связанность как критерий ценности

Любой Dapp в отличие от обычного приложения имеет свойство самовложенности.

Во-первых, это означает, что всякий Dapp в конечном итоге должен быть «мультиблокчейном». Подключить API VK и Facebook — не то же самое, что настроить на низком уровне взаимодействие (пусть даже через атомарный своп) двух социальных блокчейнов, когда мы совершаем не просто одно и то же действие в разных средах, как это было при репостах/кросспостинге, но и можем использовать полезные фичи функционала каждого из решений. Допустим, сейчас могу сделать запись в Яндекс.Дзен, а комментарии получать к репосту на своем сайте через встроенный Disqus или комменты FB, но эти сущности не будут связаны между собой иначе, как через index-страницу и уж точно не будут иметь унифицированной экономической составляющей.

В то же время, настроить обмен токенов ERC-стандарта или любого другого (включая Bitshares-семейство и прочие) — вполне возможно. Более того, это правильно с точки зрения парадигмы Web 3.0, когда происходит оцифровка социального и нефинансовых видов капитала.

Называю это свойство в Dapps — самовложенность (self-completion), но оно же распространяется на ДАО, блокчейны и мультирешения. К этому, впрочем, подошел еще мир Web 2.5, когда всеми процессами стали управлять посредством API. Эта же философия породила сервисы, у которых как бы ничего и нет: AirBNB без домов; Uber без такси; Facebook без контента и другие, не менее известные. Речь идет, конечно же, о собственных ресурсах платформ, а не пользователей.

Что это дает при построении ДСС? При правильном подходе — включенность в любой вид подобных сетей apriori. Так было раньше с email и рядом «правильных» сервисов: если у вас есть email — вы уже подключены к PayPal. Или обратно: подключился к Яндекс.Почте? Значит — есть доступ к Яндекс.Деньгам, Яндекс.Музыке и далее по списку.

Но ранее это касалось процесса авторизации и в лучшем случае — трансграничной передачи данных между сервисами (простейшее — оплата на сайтах интернет-магазинов через iframe от процессинга или банка).

Концепт же ДСС в стиле Web 3.0 позволяет зайти намного дальше. Для начала — не ставить все новые и новые приложения, а пробовать разные через одно: при этом — рекурсивно, то есть точкой входа может быть любой из связанных приложений/ДАО/сетей. Своего рода агрегатор функционального, а не уровня самого приложения.

Что этому мешает? В первую очередь — понимание конкуренции. Несмотря на то, что каждый новый крупный сервис дает прирост системе в целом (банальный пример — в Adwords есть не только реклама через поиск, но и в расширенном формате; конкуренция Яндекс и Google дает больше возможностей рекламодателям и подобное), все же сама по себе конкуренция как вечная борьба за прибыль остается доминантой.

Описанный же подход позволяет достичь той самой синергии, о которой так много разговоров. Это как если бы от двигателей/генераторов на ископаемом топливе перешли бы к использованию солнечной энергии в «чистом» виде. Но для этого нужно устранить главные источники потерь: турбины, аккумуляторы, сети передачи и т.д. В офлайне это все еще не просто, но в онлайне — уже доступно. Не нужно продавать сырые данные, а следует перенестись в мир, где ценна активность (еще точнее — деяние: действие или бездействие, потому как в ряде сфер делать — это плохо; скажем, мусорить не полезно, а вот не рвать растения — вполне).

Сейчас почему-то занялись интеграцией на уровне блокчейн-решений (Tendermint/Cosmos, Polkadot и другие), но про то, что данный тезис одинаково подходит и для Dapps/ДАО/DeFi не задумываемся. Более того, при таком подходе КПД в принципе FFF можно значительно улучшить. Звучит он так: fix time, fix money, flex scope, или «невозможно гарантировать 100% функций за 100% времени и 100% бюджета без ущерба для качества проекта», но как раз в ДСС на каждый из составных элементов можно возложить повышение эффективности разных параметров.

Приведу в пример токенизацию. Нет смысла создавать 1001-й токен, хотя сие никто и не запретит, который выполняет лишь платежную функцию, когда уже есть BTC, ETH и другие валюты, включая целый пул анонимных. Но ровно это же касается и остального: здесь и нужно вспомнить про пункт №3 из прошлой статьи и понять, что конкуренция через пользовательскую базу — каменный век, который не дает шагнуть в будущее.

К чему привело постоянное выкачивание нефти? Правильно, к тому, что на планете все чаще неуютно жить. К чему приведет выкачивание цифровой нефти из социальных сетей разного уровня? Правильно, к тому же самому, но еще добавиться слой виртуальности разного рода: если патент Microsoft пустят не во благо, то совсем скоро нас ожидает еще больший уровень депрессии.

Я же предлагаю перейти на совершенно иной символьно-логический срез, где данные — не цель (сегодняшние соцсети) и не энергия (Gas от Ethereum для Dapp или любой аналог), а энергия в замкнутой (но не закрытой!) безгранично, но не бесконечно, расширяющейся системе, которая за счет постоянного распределения открывает новые горизонты и дает возможности пробовать каждому.

Для этого рассмотрим еще один пример — airdrop. Изначально идея была правильная: использовать в инновационной среде нетривиальные методы продвижения. Но во что она превратилась? Опять же — в спам: мне на старые кошельки сыпятся разного рода токены, но большая их часть не нужна даже «за дорого».

Почему так произошло? Потому как начинающие проекты не имеют достаточного времени и сил, чтобы изучить сервисы, в которые инвестировал тот или иной владелец кошелька, связать кошельки с конечным владельцем (без идентификации — именно транзакционно); потому что личные кабинеты 2018-го сгубили всю идею ICO, а с ней и смысл установления конечного пользователя; при этом аналитические агентства и прочие сервисы по штудированию данных никак со стартапами не связаны, а инвесторы — свои приоритеты публично не объявляют (в основном). Вот и получается, что агрегируем не лучшее из лучшего, а худшее из подобного.

Банальный пример претворения нулевого уровня — комиссия за привлечение средств с адресного airdrop, то есть за положительную транзакцию от результатов работы одного субъекта (аналитической компании) — другому (стартапу) за счет привлечения третьих лиц (инвесторов). Казалось бы — опять плодим посредников? Да, но в них нет ничего страшного, если они выполняют полезную функцию, которую иным способом (пока) выполнить невозможно. Именно по этой причине банки не нужны сегодня, а не вообще: финтех куда гибче, мобильнее и интересней в конце концов, чем сотни отделений даже 13 самых крупных кредитных игроков в мире.

Поэтому еще один важный тезис для ДСС — связанность (вложенность). Зная вводные, попробуем ответить на вопрос: почему так не популярны ДСС сегодня и главное — на какие неочевидные параметры смотреть при разработке архитектуры ДСС будущего?

Краткий ретроспективный анализ, или что делать дальше?

Для начала — возьмем несколько ярких представителей реализованных макетов ДСС:

  • Steem — 2016, блокчейн Steem.
  • Bitwalking — 2016, Dapp.
  • Golos — 2016, Dapp.
  • Livepeer — 2018, Dapp.
  • SportCoin (iTerra) — 2018, Dapp (ДРС).
  • VIZ — 2018, ДАО.
  • Commun — 2019, Dapp.
  • dTube — 2019, Dapp.

Примерно такие же данные получим по мессенджерам: Adamant, Bitmessage, Crypviser​, Dust, E-chat, Eco, MyHush, Sence, Status, Tox, Will Channels, Keybase — те же годы, количество пользователей (как правило — еще меньше) и т.д.

К истории всегда стоит обращаться, чтобы понять предмет изучения лучше: есть ли развитие и как идет процесс.

Возьмем самый очевидный пример — Facebook. Он появился в октябре 2003 года, а уже в 2005 году за $200 000 был куплен домен facebook.com. Такая сумма являлась нормой на preICO, поэтому первое, что стоит запомнить: денег в p2p-проекты было вложено многим меньше, чем в большинство vc-стартапов, если брать соотношение «вложения — период», хотя показатели эффективности вложений у VC явно слабее. Сам же Facebook получил вливания в $240 млн уже в 2007 году — почти ровно через четыре года после основания. То же касается российского аналога (VK): появившись в 2006 году, в 2009 году компания уже нацелилась на международный рынок.

Именно отсюда рождается критика: мол, классические соцсети развились за 3-4 года, а вы… Но критики забывают, что: в тот момент конкуренция была нулевого уровня, сейчас — наивысшего, поэтому за последние годы идет становление видеосервисов (TikTok) и мессенджеров (Telegram, Snapchat, etc.), а не «стандартных» соцсетей. И это второй аспект неудач.

Одна из самых больших трудностей, которые стоит преодолеть ДСС, — доказать свою уникальность, а она заложена в трех основных параметрах: устойчивость к цензуре, монетизация активностей, интеграция офлайн и онлайн жизни. Пока не одна из проанализированных ДСС не превратила эти положительные качества в безусловную доминанту — не стоит ожидать рывков. Но кризис 2020 — это отличная возможность для поиска новой аудитории и инвесторов.

Поэтому попробуем подвести итоги цикла материалов и посмотреть на ДСС с высоты птичьего полета:

  • Децентрализация, построенная на PoW/PoS-системах, видится больше переходной формой, потому что естественным майнингом для каждого человека/устройства является деяние (действие/бездействие). Распределенную соцсеть можно построить только из совокупности систем PoW/PoS, где условным квантом полезности будет некое простое (без)действие.
  • При построении ДСС стоит учитывать, что каждый вид участника (валидатор, пользователь, майнер и т.д.) должен с одной стороны входить в группу с минимальным уровнем распределения прав/возможностей (от 3 до 10 человек), с другой — общая структура должна быть постоянно расширяемой (обладать положительной инфляцией). Это позволит с одной стороны использовать позитивные следствия сетевого эффекта, в частности — через ценность сети за счет количественного прироста по закону Меткалфа (при этом не стоит забывать о зависимости Pr(hrd) = k*Ps(sft), а с другой — через простую методику позволит сообществу контролировать все связующие звенья создаваемой сети.
  • Хотим того или нет, но S == O — неизбежность в парадигме Web 3.0, то есть роботы, киборги, боты, нейронные сети (истинный ИИ впоследствии), умные и не очень IoT-устройства, смартфоны, компьютеры, цифровые аватары и другие представители виртуальной флоры и фауны равны человеку, но для этого ДСС должна перейти от субъектной идентификации к транзакционной, т.е. каждое деяние должно оцениваться через пользу для конкретной части сети и/или для нее в целом.
  • Различные виды атак, создаваемые за счет уровней децентрализации (как атаки Сивиллы) не должны исключаться, напротив — следует создавать механизмы противодействия таковым, чтобы степень децентрализации оставаласьна нужном уровне в любом случае. Здесь помогает правило, что взлом системы должен стоить дороже, чем получаемая выгода. Лучше — значительно дороже. Только в этом подходе дополнительные уровни защиты, такие как предлагаемый алгоритм Winkle, будут иметь смысл. При этом сложность заключается в том, что в отличие от классических соцсетей ДСС может быть атакована ради полного уничтожения сети и этот аспект может быть устранен только через создание систем самоконтроля (шардинг, PoI/PoA, Fair DPoS, мобильный майнинг, антицензоры и т.д.).
  • Самовложенность — необходимое следствие архитектуры ДРС, поэтому его нужно использовать в ДСС, так как иначе все плюсы децентрализации превращаются в минусы. И этот параметр намного важнее, чем TPS или защита от ботов.
  • Сами уровни защиты должны строиться на иных основаниях, нежели сейчас в большинстве случаев: вместо наказания — награды только по интересам от пользы; вместо привязки к персональным данным — ценность репутации и т.д.

Безусловно, есть и некие общие тезисы для построения соцсетей, но они и без того изложены и обобщены множество раз, поэтому цель цикла материалов заключалась в том, чтобы расширить горизонты именно на небанальные аспекты создания ДСС и помочь разработчикам, архитекторам систем и даже простым пользователям увидеть плюсы уникальности ДРС, а не очевидные общие аспекты с классическими соцсетями.