Каким будет регулирование криптовалют в России

Каким будет регулирование криптовалют в России

Forbes
Ирина Шамраева Forbes Contributor, Николай Васильев Forbes Contributor
Инвесторам в криптовалюты и ICO нужно приготовиться к тому, что цифровые активы признают банальными объектами товарно-денежных отношений наряду с ценными бумагами, деньгами и машинами

В мае этого года Госдума планирует рассмотреть поправки в Гражданский кодекс России, определяющие, чем являются с точки зрения права «токены», «криптовалюты» и так далее. Делается это как для защиты частных инвесторов при совершении сделок с цифровыми активами, так и для формирования юридического задела под будущее регулирование оборота «крипты».

Специально или нет, Госдума приурочила рассмотрение законопроекта к годовщине повсеместного увлечения ICO в России. Мода на размещение токенов пришла в страну весной-летом 2017 года, и обсуждать новую тему начали практически все.

Тогда про ICO говорили разное. Например, про некие платформы в Эстонии, на которых легко за полчаса можно собрать то ли $20 млн, то ли $40 млн (а может, и евро). Вспоминали Howey rule — правило, определяющее, имеет ли место регулируемая продажа ценных бумаг или нет, — выяснилось, что специалистов по нему в пределах московского ТТК в разы больше, чем на Уолл-стрит.

За прошедший год ICO (по крайней мере в Москве) оформилось в полноценную городскую легенду. Высокотехнологичный нарратив про не очень понятные инновации успешно модернизировал и подогнал под современные реалии традиционную сказку с хеппи-эндом: все смогут заработать миллионы, перепрыгнув из сырьевой экономики сразу в постиндустриальное общество, а также скрыться от назойливого государственного регулирования и избавить себя от лишних трат на юристов, аудиторов и прочих специалистов, тормозящих бизнес-процессы.

С небес на землю

Если же отбросить сказочный элемент из этой истории, то придется признать, что в конечном счете операции с «криптой» направлены на приобретение вполне традиционных имущественных благ (недвижимости, акций, слитков золота, билетов на самолет) либо вообще на получение банальных фиатных денег или электронных денежных средств для конкретных лиц.

Такая постановка вопроса неизбежна, и она переводит разговор о «крипте» в реальную и достаточно традиционную плоскость. Придется иметь дело с финансовыми регуляторами, налоговыми инспекторами и, при негативном развитии событий, с представителями правоохранительных органов. А тут уже не обойтись без юристов, аудиторов, банкиров и прочих консультантов, на которых бизнес порой очень хочет сэкономить.

В реальном мире «крипта» часто оказывается, по сути, разновидностью электронных денежных средств (таких как, например, «Яндекс.Деньги»). Как следствие, под проекты с такими активами нужно получать лицензии в одной или нескольких юрисдикциях, выполнять требования по идентификации покупателей и продавцов в рамках противодействия отмыванию денег, резервировать денежные средства под конвертацию «крипты» в фиатные деньги и так далее.

Другой сценарий: криптовалюта с легкой руки американской Комиссии по ценным бумагам и других регуляторов может оказаться вполне традиционным финансовым инструментом (инвестиционным контрактом, ценной бумагой и так далее). Поставленный на широкую ногу криптопроект при таком сценарии может повлечь необходимость как минимум регистрации публичной компании и публикации проспекта эмиссии.

Можно попробовать структурировать криптовалюту как своеобразную компьютерную игру или бонусную программу, но тогда придется подумать и о защите прав потребителей, и о законодательстве о рекламе. Нужно будет и проработать вопрос о налогах, например, об НДС с электронных услуг и «налоге на Google».

Не стоит надеяться на то, что можно будет долго запутывать регуляторов и налоговых инспекторов высокотехнологичной терминологией и уходить от сути вопроса. В США и ЕС смотрят на криптовалюту вполне прагматично, если не сказать — строго.

Так, даже вполне демократичная кипрская Комиссия по ценным бумагам еще в октябре 2017 года заявила, что хотя цифровые активы сейчас не регулируются, предлагать их простым розничным инвесторам — не самая хорошая идея. Распространитель «крипты» должен раскрыть методики расчета цен и котировок, а также предупредить покупателя, что тот должен быть готов потерять все свои инвестиции, жаловаться будет некому и защиты или компенсаций ждать не стоит.

Регуляторы Гонконга и Сингапура также высказались по этой теме еще в августе и сентябре 2017 года, призвав организаторов проектов с криптовалютой максимально раскрывать все риски, а потенциальных инвесторов и клиентов — здраво эти риски оценивать. Думается, что точное исполнение таких рекомендаций регуляторов или сведет криптопроекты к масштабам небольшого краудфандинга, или превратит их в инструмент для «суперквалифицированных» инвесторов.

По общему правилу

С учетом того, что в этот раз законодатели из Госдумы сориентировались примерно за год, очередные регуляторные инициативы должны последовать скоро. Российские регуляторы, похоже, стремятся соответствовать международным трендам и скорее всего возьмут на вооружение наработки своих зарубежных коллег.

Поскольку почти любой криптопроект так или иначе включает в себя операции с фиатными деньгами (например, при покупке, продаже и обмене цифровых активов), нужно обратить внимание на одну интересную тенденцию: сейчас фактически сложилась ситуация, когда оборот «крипты» регулируется или ограничивается через банки.

Открывая счета для тех или иных операций с фиатными деньгами в рамках криптопроекта, нужно определить перечень задействованных юрисдикций, убедить соответствующий банк в законности операций и, согласно требованиям и рекомендациям регуляторов в этих юрисдикциях, объяснить, как будет соблюдаться законодательство о предотвращении отмывания денег. Таким образом, на банки опосредованно возложена обязанность проверки любого проекта, связанного с «криптой», в том числе и ICO.

На этом фоне некоторые первопроходцы ICО и иных криптопроектов оказались в интересном положении. Первые проекты планировались и проводились под лозунгом «Это все новое, высокотехнологичное и вообще никак не регулируется». Сейчас законодатели и регуляторы активно формулируют свои требования к криптовалютной отрасли.

Возникает вопрос: возможно ли переделать уже запущенные проекты под эти требования? Иначе получится, что гипотетические миллионы в «крипте» собраны, успех задекларирован, а по сути, все это только красивые цифры в виртуальном облаке, за которые купить реальные вещи довольно трудно.

В итоге нужно быть готовыми к признанию «крипты» и используемых в криптопроектах инструментов банальными объектами товарно-денежных отношений наряду с ценными бумагами, деньгами, машинами. В частности, надо согласиться с тем, что возможности получения сверхприбылей при ловле рыбы в мутной воде быстро сходят на нет. Задачи текущего момента: посмотреть на ситуацию здраво, закрепить достигнутые успехи, подумать о фиксации полученной прибыли (возможно, даже и в фиатных деньгах на счету в надежном банке) и подготовиться к новым инициативам регуляторов и законодателей.