«Невеселая вдова»

Woman.ru продолжает цикл материалов о великих женщинах нашей страны. Мы уже обсуждали первых леди и выдающихся актрис, на этот раз мы решили проанализировать еще более масштабных личностей — российских императриц. Восхождение каждой из них к престолу сопровождалось дворцовым переворотом. Они любили и ненавидели, пытались улучшить жизнь страны и «пили кровь» простого народа, наслаждались всевластием и проводили суровые реформы — такие разные, но одинаково интересные судьбы!

«Бабий век» — так в некоторых источниках называют восемнадцатое столетие. Думаем, вы уже догадались почему. Именно в 18-м веке (и только в нем!) нашей страной управляли женщины. На вопрос, почему так произошло, отвечают самые разные гипотезы. Самая популярная из них: столетие было неурожайным на мальчиков. Странно звучит, не правда ли?

Мы не станем даже пытаться докопаться до истины — оставим это историкам. Вместо этого расскажем, как жили, кого любили и какие цели преследовали императрицы России.

За многовековую историю нашей страны их было всего четыре: Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна и Екатерина II.

Каждая из них пришла к власти путем дворцового переворота. Их правление сопровождалось интригами, любовными страстями и знаковыми событиями в истории Российского государства. Обо всем этом вы узнаете из цикла материалов на Woman.ru.

Неожиданный выбор

В предыдущем материале мы поведали вам историю жизни и смерти первой императрицы России — Екатерины I Алексеевны. В 1727 году, умирая, государыня подписала завещание, в котором назвала своим преемником Петра II Алексеевича. К слову, против своей воли. Мальчику на тот момент было всего 12 лет, и власть автоматически вновь оказалась в руках князя Меншикова.

Увы, такой «тандем» продержался недолго. Непрекращающиеся дворцовые интриги быстро рассорили Меншикова и Петра II: князь был обвинен в тяжких преступлениях и сослан вместе с семьей в Сибирь. После этого 14-летний император объявил о намерении жениться. Вскоре он обручился с 18-летней княжной Екатериной Долгоруковой, но тут же заболел оспой и умер за день до свадьбы.

Престол вновь пустовал. Во дворце началось смутное время: нужно было срочно подыскать для государства нового императора.

После долгих обсуждений Тайный Совет выбрал дочь царя Ивана V (брата Петра I) — Анну Иоанновну (1693-1740).

«Поскольку мужская линия этого дома [дворца] полностью прервалась в лице Петра II, нам ничего не остается, как обратиться к женской линии и выбрать одну из дочерей царя Ивана — ту, которая более всего нам подойдет», — говорил князь Дмитрий Голицын. Он же и назвал имя новой государыни: «Анна еще в брачном возрасте и в состоянии произвести потомство, она рождена среди нас и от русской матери, в старой хорошей семье, мы знаем доброту ее сердца и прочие ее прекрасные достоинства, и по этим причинам я считаю ее самой достойной, чтобы править нами».

Это был 1730 год: Анна Иоанновна готовилась отметить свой 37-й день рождения. К моменту восхождения на престол новоиспеченная императрица детей не имела, однако уже 20 лет «влачила жизнь вдовицы».

По воле дяди

Еще в 1709 году в целях укрепления отношений с Пруссией Петр I принял решение выдать замуж одну из своих племянниц за юного герцога Курляндии. Выбор пал на дочерей Ивана V, а вот конкретную кандидатуру император предложил определить матери девочек.

Так, 31 октября 1710 года 17-летняя Анна стала женой герцога. Свадьба состоялась в поместье князя Меншикова в Петербурге.

В народе тогда распевали песни о несчастной девушке, которую насильно, не по любви отдают за «басурманина». Точно неизвестно, каково было желание самой Анны, но против воли грозного дяди и суровой матери идти ей было никак нельзя. В честь свадьбы Петр I организовал большой пир. Молодожены долго гостили в столице России и отправились в свои владения только через два месяца. Все это время в Петербурге новоиспеченный супруг Анны пиршествовал, не зная меры, а накануне отъезда и вовсе решил посостязаться с Петром в искусстве пития. Именно из-за чрезмерного употребления спиртного герцог Курляндский скончался в дороге, не добравшись до своих владений.

И Анна, овдовевшая через 2,5 месяца после свадьбы, была вынуждена вернуться к матери.

Только через два года по указу Петра I Анна Иоанновна отправилась в Курляндию. К тому моменту герцогский замок был разграблен, а владения разорены, так что Анне и ее двору пришлось буквально начинать все с нуля. Вместе с герцогиней в Курляндию приехал и граф Петр Бестужев-Рюмин, которого отправили в качестве помощника. Он стал фаворитом Анны на долгие годы.

Свадьбы не будет! 

Анна почти 15 лет состояла с Бестужевым в отношениях, но о браке речи не шло. Историки и сегодня не могут объяснить сильную привязанность герцогини к графу, который был старше ее на 29 лет. Возможно, ей, как и любой женщине, просто хотелось чувствовать защиту и поддержку.

Герцогиню явно тяготила вдовья жизнь, поэтому она прощала графу и тяжелый характер, и нескрываемый блуд.

Возможно, именно поэтому в 1726 году, когда Анне поступило внезапное предложение руки и сердца от французского полководца, графа Морица Саксонского, она, не раздумывая, ответила согласием. Граф был настолько обаятелен, что герцогиня не поняла, что ее… используют. Для Морица это была чистой воды авантюра: с помощью брака с Анной Иоанновной он хотел заполучить титул герцога Курляндского и заодно породниться с императорской семьей.

Когда о готовящейся свадьбе узнали в Петербурге, поднялся самый настоящий переполох: авантюра графа нарушала баланс военных сил России, Пруссии и Австрии. Князь Меншиков стремглав помчался в Курляндию и по указанию дворца с позором изгнал Морица.

Анна была безутешна. Не спасал даже граф Бестужев: в июне 1727-го Меншиков отозвал его из Курляндии. На этот раз герцогиня была просто раздавлена. Найдены как минимум 26 писем Анны, написанных с июня по октябрь того же года, в которых она просила, настаивала, требовала, а потом и умоляла не забирать у нее Бестужева. Мольбы были тщетны.

Новый фаворит 

К счастью, по Бестужеву Анна убивалась недолго. Уже в октябре сердце 34-летней герцогини покорил новый возлюбленный. Это был 28-летний курляндский дворянин Эрнст Бирон, который служил в ее канцелярии с 1718 года. В 1727 году Бирон полностью заменил Бестужева и стал управлять владениями Анны. Наличие у Эрнста семьи ничуть не мешало этому союзу.

В какой-то момент Бирон, его супруга и Анна составили одну семью: вместе катались на санях, слушали орган, вечерами играли в карты. К слову, русский народ этот любовный треугольник не понял, осудил и проклял. Особенно Бирона. Ему же было плевать на недовольство окружающих: он грамотно строил отношения с Анной, что позволило ему долгие годы оставаться ее фаворитом.

Ходили слухи, что младшего сына Бирона Карла родила именно Анна, хотя никаких доказательств этому нет. Но есть некоторые факты, заставляющие в это поверить. Современники Анны отмечали ее большую привязанность к Карлу. До десяти лет мальчик спал в кроватке, которую ставили в опочивальне Анны Иоанновны. К слову, когда в 1730 году герцогиня отправилась в Москву на Совет, она взяла с собой только Карла, в то время как сам Бирон с семейством остался в Курляндии.

Правда, ненадолго. В Москве Анна выслушала условия, при которых возможно ее восхождение на трон.

Тайный Совет был готов предоставить герцогине власть, но с «некоторыми ограничениями».

Эти ограничения были названы кондициями, и согласно им Анна не могла объявлять войну или заключать мир, вводить новые подати и налоги, расходовать казну по своему усмотрению, производить в чины выше полковника, лишать дворян жизни и имущества, а также вступать в брак, рожать детей и назначать преемника на престол. Одним словом, у будущей императрицы не было никаких прав.

Анна Иоанновна приняла условия Совета, вернулась в Курляндию, собрала вещи и отправилась в столицу — в сопровождении Бирона и верных курляндских баронов. Позже выяснилось, что герцогиня только притворялась покорной. В день коронации новоиспеченная императрица, заручившись поддержкой гвардии, разорвала кондиции на глазах у всех и объявила себя самодержавной царицей.

10 лет мрака 

Годы правления Анны Иоанновны называют одним из самых мрачных периодов в истории России. Вторая императрица была жестокой, хитрой и недалекой. Она постоянно боялась заговоров, из-за чего шпионаж и доносы в эти годы особенно ею поощрялись. Избавившись от Тайного Совета, Анна Иоанновна больше не могла доверять придворным, поэтому все государственные дела возлагались на ее курляндских любимцев: герцога Бирона, барона Остермана и генерала-фельдмаршала Миниха.

Конечно, главные решения принимал Эрнст Бирон: самонадеянный, эгоистичный и жадный до власти, он прекрасно играл роль без памяти влюбленного в царицу мужчины, что позволяло ему оставаться у руля (хотя некоторые историки полагают, что Бирон действительно испытывал к Анне нежные чувства).

Анна к политике не тяготела — ее больше привлекали развлечения.

Именно поэтому многие решения фаворита даже не согласовывались с ней.

Сложившаяся в те годы система управления в истории получила название «бироновщина», представляющая собой политический террор, казнокрадство, неуважение к русским традициям, распущенность и невероятную жестокость.

В те годы за малейший жест или неосторожное высказывание людей казнили или отправляли в ссылку. Также во дворце находилась пыточная камера — одно упоминание о ней в те годы вызывало у людей неподдельный ужас. За десять лет было казнено более тысячи человек, а еще двадцать тысяч провели остаток дней в изгнании. И Бирон принимал в этих расправах самое активное участие.

Смеха ради 

О развлечениях императрицы слагаются легенды. Чем глупее, грубее и непристойнее была забава, тем охотнее Анна Иоанновна устраивала ее во дворце. Императрица просто обожала пустую болтовню и сплетни, поэтому со всего государства к ней свозили девиц, которые могли вести самые пошлые разговоры, рассказывать небылицы и слухи. И просто болтать без остановки.

Любила Анна и шутов. Карлики, калеки и уродцы постоянно находились рядом с государыней, выполняя любую ее прихоть.

Однажды императрица даже женила любимого шута Голицына на шутихе Бужениновой. Их свадьба была устроена с невероятным размахом (для брачующихся был даже построен ледяной дом), после чего Анна Иоанновна еще долго находилась в прекрасном настроении.

Пожалуй, любимой забавой императрицы оставалась охота. Для этого ко двору регулярно свозили самых разных животных, выпускали в лес, а Анна Иоанновна на них охотилась. Больше всего государыня любила стрелять в пролетающих мимо дворца птиц, поэтому практически в каждом зале для нее было заранее приготовлено заряженное ружье.

При Анне Иоанновне пировали не меньше, чем во времена Екатерины I. Но главным отличием было то, что все застолья второй императрицы проходили без алкоголя.

По всей видимости, неприязнь к спиртному возникла у Анны после кончины ее первого и единственного супруга-пьяницы.

Только один день в году императрица делала исключение: 19-го января — в годовщину ее восшествия на престол — все гости при поздравлении должны были, встав на одно колено, осушить бокал вина. К слову, однажды одному из придворных это чуть было не стоило жизни. Императрица отпила из бокала и передала его князю Куракину. А тот имел неосторожность протереть бокал салфеткой. «Как? Ты мною брезгуешь?!» — в ярости кричала Анна Иоанновна. Тогда только заступничество Бирона спасло Куракина от пыточной.

Дурной тон 

Анна Иоанновна тратила огромные суммы на наряды (и придворных заставляла одеваться по последней моде), но никакие платья и украшения не могли скрыть ее неухоженный вид.

Императрица была очень ленива и мало заботилась о своей внешности, оставаясь тучной, мужеподобной и неопрятной.

Анна Иоанновна просыпалась рано и подолгу просто лежала в постели. Потом пила кофе, затем несколько часов рассматривала свои драгоценности, а к обеду — без должного туалета — принимала министров и, не читая, подписывала нужные бумаги.

А дальше царица направлялась к Бирону: законная супруга фаворита удалялась, оставляя любовников наедине. Только к вечеру императрица вызывала фрейлин, которые наконец ее умывали, причесывали и одевали.

Внезапная кончина 

Анна Иоанновна долго думала, кого назначить своим преемником. Императрица продолжала влачить жизнь вдовы, не имея собственных детей, поэтому внимательно смотрела за своими родственниками. Особенно пристально государыня следила за дочерью своей сестры — Анной Леопольдовной. Девушку выдали замуж за одного из немецких герцогов, и вскоре у них родился сын Иоанн Антонович.

16 октября 1740 года императрице внезапно стало плохо. Анна Иоанновна поняла, что конец близок, и тут же подписала два документа: о наследовании престола трехмесячным Иоанном Антоновичем и о регентстве (временном правлении) Бирона до совершеннолетия мальчика.

Уже на следующий день 47-летняя императрица скончалась.

Бирон недолго горевал о смерти Анны Иоанновны. Имея законную власть в руках, он стал править еще более жестоко и самоуверенно. И продержался меньше месяца: в ноябре Анна Леопольдовна, заручившись поддержкой Миниха, организовала заговор против Бирона. Любовника покойной императрицы хотели казнить, но позже помиловали и отправили с семьей в ссылку, лишив имущества.

23-летняя Анна Леопольдовна объявила себя правительницей при младенце-императоре, что совершенно не нравилось народу. День за днем процветало беззаконие, несмотря на то, что государственными делами ведал Миних. Обстановка накалялась, и меньше чем через год грянул новый дворцовый переворот под предводительством Елизаветы Петровны — дочери Петра I…